Шут Максим

Жили-были три брата. Два старших были вроде ничего, а третий — шутник. Что ни минута —то у него шуточка. Так его и прозвали — Шут Максим.

Пришло время и оба старших брата женились, привели в дом молодух, а этот шут всё над ними шутит и подсмеивался.

Пошёл Шут Максим в лес за хворостом и решил там заночевать. Разжег костер, стал похлёбку себе варить. Пришли туда же его братья. Максим снял чугунок с огня и размешивает палкой, а сам приговаривает:

— Кипи соль, кипи палка. Кипи соль, кипи палка.

Братья его и спрашивают:

— Что это ты делаешь?

— Похлёбку варю.

Переглянулись братья, думают: "Как это он без огня похлёбку варит? Знать, чугунок волшеб-ный."

— Отдай нам свой чугунок.

— А вы купите его, — говорит Максим, — я недорого прошу: сто рублей.

Забрали чугунок братья и ушли домой. Наполнили его и давай палками размешивать. Щи ни-как не закипают. Взяли братья палки побольше, ещё усерднее мешают, но никак не кипят щи. Принесли по толстому суку и давай что есть мочи опять мешать в чугунке. Всё в пустую. Рас-сердились братья, стукнули чугунок, и он треснул. Пошли братья ругать меньшого: "Зачем он над нами подсмеивается?"

Шут Максим вёз сани, полными дров, смотрит — идут старшие. Дошел он до горки, сел верхом и катится, а сам кричит братьям:

— Посторонись, а то задавлю.

Братья диву дались — сани сами едут. Снова начали к нему приставать: продай да продай сани.

— Сто рублей, — опять сказал свою цену Шут Максим, — только сани с премудростями. Коли ехать не хотят, значит, мало наложили. Вы больше накладывайте.

Обрадовались братья, что самим не придётся дрова возить. Наложили целый воз, сели верхом, а сани ни с места. Ещё больше наложили, опять сели наверх, а сани треснули и развалились.

— Ну, подлец, опять обманул, посмеялся над нами. Пойдём убьём его. Перестанет над нами и нашими жёнами издеваться.

Ждал Максим, что они придут, а потому приготовился. Привязал жене подмышку мешочек с клюквенным соком и велел:

— Ты с блинами перед братьями ходи неторопливо, а когда проткну мешочек, прибавь провору.

Пришли к нему братья злые, кричат:

— Мы тебя убивать пришли.

— Вы погодите убивать, сначала блинов поешьте. Моя жена как раз их затеяла.

Согласились братья. Усадил их Шут Максим за стол, велел жене потчевать гостей. А жена еле-еле двигается. Взял Шут Максим ножик и воткнул ей в подмышку, в то самое место, где ме-шочек висел. Сок так и хлынул, а братья подумали, что кровь течёт. Зато жена Максима с блинами стала бегать быстрее ветра. Диву дались братья. Наелись и ушли домой.
 
Вот задумали и их жёны блины поставить. Пекут блины, а мужья едят. Не успевают жёны бли-ны носить. Старший взял нож и воткнул своей жене, та и померла. Средний взял нож и тоже вонзил своей жене, и эта умерла. Овдовели братья и пошли к меньшому — опять убить его ре-шили.

А Шут Максим пошёл в погреб, огонь развёл, лёг рядом и лежит. Его жену спрашивают :

— Где Максим?

— В погребе помирает.

Братья очень обрадовались и решили нужду справить прямо на него. Спустил штаны старший брат, а Максим взял уголёк, да как сунет ему в штаны. Подскочил брат, не понимая, что с ним произошло. То же самое случилось и со средним братом. Вытащили Шута из погреба и решили его утопить. Согласился Максим и пошёл  с ними к реке. Посадили братья его в бочку, а Мак-сим им и говорит:

— Вы зачем же своими руками будете меня топить? Не берите грех на душу, лучше вилами толкните бочку и дело с концом.

Опять повелись братья на его уловку и пошли за вилами. Откуда ни возьмись — едет барин с кучером. Послал барин кучера посмотреть, кто в бочке сидит. Подошёл кучер поближе и спра-шивает:

— Ты что это в бочке сидишь?

— Да вот, думаю: плакать мне или смеяться от радости, — отвечает Шут Максим.

— А про какую такую радость речь ведёшь?

— Хотят меня в рай отправить, а я не знаю, достоин ли... Вот и думаю, что делать.

Услыхал барин разговор, выскочил из коляски и к Максиму:

— А мне в рай можно? Давай местами поменяемся.

— Поменяемся, — смеётся Максим, — коли немного деньжат дашь.

Одарил барин Шута, тот и уступил ему своё место. Залез барин в бочку, а Шут толкнул его в воду, сам сел в коляску и умчался прочь.

Вот так всегда: на какую работу его не пошлют — везде набедокурит. Собрались как-то на сход купцы да баре и велели Максиму мух убивать, чтобы не жужжали. Стал ходить он между бо-гачами да мух шлёпать. Вот села муха на лоб барину, Максим размахнулся и что есть мочи ударил его по лбу, тот так и распластался на полу. Его спрашивают:

— Ты за что барина?

— Так я не его, а муху, — как ни в чём ни бывало ответил Шут Максим. Все со смеху так и попадали. После этого случая вовсе перестали заставлять Максима что-либо делать.

Рассказал в 1967 г. житель с.Мордовская Поляна З.Д.Егоров, 1894 г.р.
Перевела с мокша-мордовского М.Маскаева, Мордовская Поляна.

Мокшанский фольклор Зубово-Полянского района

На первую страницу

Hosted by uCoz