Од мама

Эрясть-ащесть атят-бабат. Ульсть синь стирьсна и церасна. Кулось бабась, атясь рьвяясь и сявсь ава идьфтома. Бабась вифтезень идензон атять вирь кудняв. Синь кармасть тоса кафо-нест эряма. Стирнясь корхтай: «Дай, дуганняй, вешса пряняцень». — «Вешк», — мярьгсь це-ранясь. Стирнясь лишь кармай вешема прянц, церанясь матодови. Стирнясь мольсь ся пингть, салазе офта бабать пяряканзон, а офта бабась удось. Сонь фкя пильгоц фкя ужеса, омбоцесь-омбоцеса, кядец колмоцеть эса, омбоце кядец нилецеса. Стирнясь пярякатнень мархта мольсь церанять тейс и корхтай: «Стяк, дуганняй, сашендсь алянеськ, усксь пяк танцти пярякат». Тусь омбоцеда офта бабать шири пярякань салама, сонь кундазе бабась. Стирнясь тердезе дуганнян-цка. Бабась каязень кафцьконь аксялу андомас. Каясь целай мера пяште инголест. Ярхцасть, ярхцасть синь кувать. Бабась мольсь и корхтай: «Стирняй, цераняй, венептить сурнятнень». Стирнясь венептезе кштирнянц, а церанясь коцядоконянц. Сон мярьгсь, што синь нинге исть куялгода. Несколька времада меле аназень тага сурняснон. Синь венептезь, сурсна ульсть ку-яфт. «Тяни лиседа», — мярьгсь офта бабась. Сон уштозе пянакудонц, явафтозе пяк жаруста. Аноклась кши пидема кели кайме. «Стирняй, цераняй, озада каймоть лангс, каятядязь тинь мои пянакудс». «Ох, бабакай, минь аф машттама озама. Али тон няфтьк», — мярьгсть шабатне. Бабась няфтезе и сонць озась. Стирнясь ся времаня кшмафтозе сонь пянакудти. Офта бабась ювади тоста: «Стирняй, цераняй, нолдамасть. Тоса, тоса, ули мера, пяштезе, тинь улихть». — «Сят, таки, бабакай, монь улихть», — мярьгсь стирнясь. Бабать кадозь, а стирнясь церанять мархта тусть. Офта бабать тусь куяц шадома кудть келес. Церанясь юкстазе кудти поясканц и корхтай: «Мон, акай, юкстайне поясказень, мрдан меки». — «Тят мртце, офта бабать куяц тоса шады». — «Туянакай». — «Туят, да тят нола куядонза».

Церанясь мольсь, сявозе поясканц и нолась куять эзда и арась золотань сюра бараннякс. Моли и ювади: «Акай, бе, учемак». — «Ох, ох, ох, тяни молян, содаса, што од мамась тонь печкфт-тянза». Мольсть синь куду. Од мамась кармась корхтама: «Атя, печк бораннять». Бораннясь корхтай аканцты: «Тон тят ярхца пакарнядон, а сотыть и вачкайть акша руцяняс, путыть синь вальмя пряняс уша шири». Атясь печкозе бораннять и ярхцай сивольда. Стирнясь изь ярхца, а пакарнятнень сотозень и путозень кода мярьгсь церанясь. Вов пакарьхне тиевсть золота паця нармоннякс и лийкстасть синь кудинголезост. «Чиль, чиль, чиль, од мамазе печкфтемань, тряй батязе печкомань» — «Кодама тя нармоннясь? Мезе сон корхтай?» — мярьгсь батяц. Лиссь акац, а сон ёрдась стирняти медь керяскя. Од авась корхтай: «Эка, монга лисян». Лиссь сон, панжезе кургонц, а нармоннясь ёрдась комор сяльги салмокс. Авась эздост ляпиясь и кулось.

Рассказала в 1969 г. жительница с. Новые Выселки О.М.Фокина,1902 г.р.
Приведено в книге : Б.Ф.Кевбрин, В.И.Рогачёв, А.Д.Шуляев "Живая память поколений"

Мокшанский фольклор Зубово-Полянского района

На первую страницу

Hosted by uCoz