Как люди умирали

Двадцать пять лет служил солдат. Наконец служба закончилась. Поклонился солдат друзьям и пошел домой. Шёл-шёл, разглядывая леса, луга, поля, широкие болота, переходил через реки, шагал через села. Дошел до моста. Только ступил на мост, из-под него вылез старичок и гово-рит:

— Сынок, а, сынок, дай покушать, маковки во рту не было уже сколько дней. Так проголодал-ся, что рот едва открывается, обессилел я совсем.

— Да и у меня нет ничего поесть. Только хлебушка кусочек и остался, если сильно проголодал-ся, это тебе — кушай.

Старик взял хлеб и разделил на две части: одну половинку назад солдату отдал, вторую съел сам.

Перекусили под мостом, попили водички из реки, и старик говорит солдату:

— Вот карты. Возьми их, пригодятся тебе в дороге. Будешь идти, идти, дойдешь до такого-то села. Увидишь в нем церковь. Туда бродячие люди ночевать ходят. И ты туда спать попадешь. Но знай: в этой церкви пришедшие на ночлег пропадают. Как только ты туда войдешь, выйдут тебя встречать и скажут: "Давай в карты сыграем". Сядешь с ними играть, а они скажут: "Ес-ли выиграешь — живой останешься, проиграешь — пропадешь". И с этими картами передам одно слово. Как скажут они условие игры, сразу скажи: "Погодите, погодите, захотелось таба-чок пососать, хоть разок подымлю перед тем как пропасть, хоть одну самокрутку с дымком ис-курю". И когда разрешат, скажи это слово: кошель!

Попрощался солдат со старичком и пошел своей дорогой. Шел, шел, устал. Захотел присесть от-дохнуть, но увидел село. Дошел до села и направился к церкви, где люди молятся, а встретив-шиеся сельчане говорят ему:

— Служивый, защитник людей, слуга царю, не ходи в церковь, там нехорошие дела творятся, людям головы отрывают, души отнимают, кости-суставы ломают, глаза выкалывают, кровь пускают и пьют. Не ходи туда, служивый, там и твоя душа пропадёт.

Подумал солдат: "Что тут поделаешь? Да ничего не поделаешь! Если есть немного счастья — останусь живым, если нет счастья — умру. Всё в руках Божьих. Куда поставит — туда и вста-ну".

Перекрестил солдат лоб, грудь, посмотрел на солнышко, которое закатывалось, и подошел к церкви: "Все равно! Не в одной драке участвовал, не одного злодея убил, родимый край защи-щал, не одну женщину-ребенка из огня-дыма вытащил — остался живой. А здесь какие-то не-христи грозятся убить. Если так, то и я не одного из них убью, просто так белый свет не поки-ну".

Подумал так — и открыл дверь церкви. А там его уже ждут. Подскочили к нему, прохаживают-ся вокруг, угощают, льстят, а потом посадили за игральный стол. Посадили и говорят:

— Игра такая: если ты выиграешь — живой останешься, если мы выиграем — ты помрешь. Что ставишь? Мы ставим золото. А ты?

— Мне ставить нечего. Только свою чистую душу и в огне-дыму закопченное тело.

— Ну, раз так, то так, — сказали и вытащили карты.

А солдат говорит:

— У меня свои карты есть.

И вынул карты, которые ему старик дал. Начали играть. Играют и играют. Солдат обыграл всех игроков и выиграл все золото с кона.

А те и говорят :

— Твои карты неправильные. Давайте играть нашими.

Опять стали играть. И опять солдат у них выиграл и опять все золото забрал.

А те снова кричат:

— Все равно съедим.

А солдат тогда и говорит:

— Погодите меня есть. Куда торопиться? Я же не сбегу. Успеете съесть. Только кровь у меня густая и черная, не пьется, поперхнетесь. Да и тело закопченное, старое, твердое, станете есть — подавитесь. Я не раз в бою бывал, дымом не одной пушки окурен, не одной пулей изранен-из-решечен. Не торопитесь — съедите ещё. Перед тем как мне пропасть, разрешите хоть разочек табачком затянуться, табачный запах понюхать, сердечко густым дымом овеять.

Свернул солдат цигарку, двумя кремешками высек огонек, прикурил, затянулся и тотчас же вслух громко сказал: "Кошель".

Как только он произнес это слово, картежники все онемели, а солдат развязал мешок, который за плечами носил, и все они стали сами запрыгивать в этот мешок. Все картежники уместились в мешке, и солдат его снова крепко завязал. Потом взял толстую палку и стал по мешку бить. Так бил-колотил, что устал. Потом повесил мешок подальше от людей — на макушку высокого дуба. А в мешок-то вместе с картёжниками и сама смерть-душегубка попалась, со всеми её хво-рями и болезнями.

Солдат почти всё золото людям раздал, себе только немного оставил и пошёл дальше своей до-рогой. Пришел домой, женился, детей народил, хозяйство нажил. Так прошло много лет и не од-на зима. Живет солдат и не старится. И семья его, и другие люди тоже живут-поживают. И хво-ри всех оставили, никто не болеет.

Рассказала в 1969 г. жительница с. Новые Выселки О.М.Фокина,1902 г.р.
Перевёл с мокша мордовского П.Журавлёв, г. Краснослободск, Мордовия.
Редактор С.Оленин.

Мокшанский фольклор Зубово-Полянского района

На первую страницу

Hosted by uCoz