Ёфкс Пётр I колга

Пётр первай пяк кельгонкшнезе охотендаманц. Сявсы ружьянянц копозонза, ластяй алаша лангс и туй ластя охотас, или ськамонза или целай отряд мархта. Вот весть моли ськамонза вирьге и делянкать лангса работай аля, шочконят лакеи.

— Здорово, отец!

— Здравствуйте, господин!

— Мезе астада?

— Мезевок аф азан, якань вов охотас, а тон мезе тяфта тяса тиендят. Ярмакт зарабатываю. А тондейть лама штоли эряви? А мезенди?

— Мезенди? Мон вдь шума пандан, шумос ярмакт максан и вармати ярмакт ёрян.

— Тя кода стане? — кизефтезе Пётр I.

— А вов тяфта: тряян мамазень эса — тя долг (шума) пандан. Тряян цёразень эса — тя долг максан, а тряян стирезень эса — тя ярмаконень вармас ёрян.

— Молодец! — мярьгсь Пётрсь.

Таргась 25 цалковай карманцтонза и максозе аляти.

Рассказал в 1960 г. житель с. Старое Бадиково А.Г.Сурдин,1886 г.р.
Приведено в книге : Б.Ф.Кевбрин, В.И.Рогачёв, А.Д.Шуляев "Живая память поколений"

Мокшанский фольклор Зубово-Полянского района

На первую страницу

Hosted by uCoz