Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

КНЯЗЬ ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ ЦЕРТЕЛЕВ

Сосредоточение культурной жизни в дворянских усадьбах бы-ло широко распространено в Пензенской и Тамбовской гу-берниях. В некоторых имениях существовали оркестры на-родных инструментов, роговой музыки, игрались спектакли, имелись богатые книжные собрания, и всё это существовало не только для членов семьи, но и для публики, друзей, при-езжавших в усадьбы. Некоторые коллективы выступали и на губернских сценах. В Спасском уезде было хорошо известно липяговское имение князя Дмитрия Николаевича Цéртеле-ва, философа, поэта, критика и публициста.  Имение  он  по-лучил  от матери Варвары Семеновны,  урожденной Чулко-

вой, а та, в свою очередь, от своей матери Александры Николаевны, урожден-ной Бахметевой. Родовое имение Бахметевых — село Смольково Саранско-го уезда Пензенской губернии, где в 1852 году и родился Дмитрий Николае-вич. Там, в имении дяди П. А. Бахметева, он провёл ранние детские годы. Его отец князь Николай Андреевич Цертелев (1790-1869) происходил из древней имеретинской княжеской фамилии Церетели, той её ветви, которая в 1739 году переселилась в Россию. Был известен как крупный деятель образования (в 1823 году был назначен директором училищ Тамбовской, потом Полтавской губер-ний, позже был членом Главного Управления Училищ, в отставку в 1860 году вышел с чином действительного тайного советника), близким к славянофилам публицистом, писал стихи (но к своим поэтическим творениям относился крити-чески и даже категорически отказался издать их сборник, когда ему это предло-жили), был корреспондентом Т. Шевченко. Также был известен и как этнограф : одним из первых он обратил внимание на украинскую народную поэзию. Был действительным членом "Вольного общества любителей словесности, наук и ху-дожества", "Петербурского общества русской словесности (1820), почётным чле-ном "Императорского Московского общества испытателей природы", "Научного общества при Харьковском университете" (1824), действительным членом "Об-щества истории и древностей" при Московском университете (1827) и "Копен-гагенского общества древностей" (1859), в 1859 году был избран почётным чле-ном Харьковского университета. В 1820 году награжден за этнографические тру-ды серебряной медалью Академии Наук. От первой жены (имя её неизвестно, умерла после 1836 г.) у него было пятеро детей (Надежда, Людмила, Николай, Пётр, Анна). Второй его женой была помещица из Липягов Спасского уезда Варвара Семёновна Чулкова. У них родились сыновья Алексей (ставший из-вестным дипломатом и публицистом) и Дмитрий. Похоронен Н. А. Цертелев в Липягах, могила до настоящего времени не сохранилась.

Со стороны матери Дмитрий Николаевич принадлежал к старинному дворян-скому роду Бахметевых. Приходился двоюродным племянником писателю, др-аматургу, графу Алексею Константиновичу Толстому и его супруге  Софье Ан-дреевне, урождённой Бахметевой.

В 1866 году, после нескольких лет воспитания в Швейцарии, Цертелев посту-пил в 5-ю московской гимназии (ныне московская школа № 91).  Кроме Вл. С. Соловьёва, сына известного историка и будущего философа (с ним он позже учился и в университете), соучениками Цертелева в гимназии были будущие ис-торик Н. И. Кареев, экономист и финансист А. А.  Исаев, рано умерший сын из-вестно романиста Писемский). После окончания гимназии в 1870 году Церте-лев поступил в Московский университет, который окончил по юридическому факультету в 1874 году. Затем уехал за границу и долгое время провел в Берлине, где слушал лекции знаменитых немецких философов Гартмана и Гельмгольца. Завершил своё образование он в Лейпцигском университете, где слушал лек-ции известных профессоров по праву и философии. В 1879 году он представил в Лейпцигский университет диссертацию по философии А. Шопенгауэра, по-следователем учения которого являлся. За этот труд он был удостоен степени доктора философии. По материалам диссертации он издал свое сочинение «Сов-ременный Пессимизм в Германии», которое долгое время оставалось един-ственным подробным отечественным исследованием философии Шопенгауэра. Зиму 1875 года Цертелев провел в Египте и Италии, где имел возможность не-посредственно ознакомиться с культурой древнего Востока и европейского Воз-рождения. За годы получения образования и путешествий он постоянно перепи-сывался со своим дядей А. К. Толстым, оказавшем огромное влияние на его ми-ровоззрение и творчество.

Кроме самых близких людей, Цертелев переписывался со многими деятелями русской культуры и известными людьми своего времени*.

Первое стихотворение Цертелева опубликовано в «Русском вестнике» в 1875 году. Сборники его стихов были изданы в 1883, 1892 и 1902 годах. За сборник 1892 года ему была присуждена Пушкинская премия. Оценивая этот сборник, А. А. Голенищев-Кутузов заключал : «Цертелев, как поэт, является в русской литературе прямым последователем и учеником графа А. К. Толстого. Подобно своему учителю, князь Цертелев равнодушен к окружающей его русской совре-менной жизни и вдохновляется почти исключительно событиями и героями вре-мен давно минувших. Особенную склонность он питал к древнеарийским и буд-дийским преданиям и мифам, олицетворяющим религиозно-философское миросо-зерцание древнего Востока». Большую часть сборника составляли поэтические переложения буддийских, древневосточных и древнегерманских легенд и мифов, в их числе — «Отречение Кира», «Смерть Иреджа», «Ананда и Прокрити», «Царевич», «Молот», «Метель» и другие.

Сам Цертелев относил себя к школе "чистого искусства". Кроме А. К. Толстого, он числил своими ближайшими учителями Баратынского, Фета, Майкова, хо-тя далеко уступал каждому по силе лирического дарования. Поэзии А. Н. Май-кова Цертелев посвятил специальную статью, в феврале 1899 года на литера-турном вечере Общества любителей российской словесности он прочитал док-лад "Фет как человек и художник".

С 1877 по 1880 годы он состоял председателем съезда мировых судей Спасского уезда, потом определился на службу в министерство финансов, но вскоре вышел в отставку и занялся публицистикой : редактировал журналы «Дело», «Русский вестник» (этот журнал считался традиционным оплотом русского политическо-го консерватизма, и Цертелев, как его редактор, подвергался критике со стороны русских деятелей либерального направления). Как публицист он сотрудничал с тем же "Русским вестником", "Московскими ведомостями", "Журналом Министерства народного просвещения" и другими изданиями (в "С.-Петер-бургских Ведомостях" напечатано около 25 его статей). Но свои стихотворения и общественно-литературные статьи довольно часто печатал и на страницах ли-беральных журналов : в "Вестнике Европы", в "Русской мысли" и в других. В 1890 году он основал новый ежемесячный журнал "Русское обозрение", кото-рым руководил на протяжении трёх лет **.

Вот названия некоторых из его работ, свидетельствующих о его размышлениях и круге духовных интересов: "Границы религии, философии и естествознания", "Спиритизм с точки зрения философии. Медиумизм и границы возможно-го", "Свобода и либерализм", "Нравственная философия гр. Л. Н. Толсто-го", "Пространство и время как формы явлений", "Печать и общественное мнение", "Нужна ли реформа местного управления ?", "К вопросу о свобо-де печати". Его прозаические «Метафизические сказки» были опубликованы уже после его смерти.

(Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона о Цертелеве: "Как философ, Ц. примыкает к Шопенгауэру и Гартману, хотя признает непознаваемость высших начал познания и бытия. "Что такое внутренняя сущность познающего, мыслящего, хотящего субъекта независимо от нашего познания — этого мы сказать не можем, так же как не можем сказать, что такое, независимо от нашего познания, сущность познаваемого материального мира. Разбирая эти во-просы, мы увидим только, что они сами по себе несообразны, так как они сводятся к вопросу, что такое непознаваемое; но если бы мы могли ответить на это, оно уже не было бы непоз0на-ваемым". Как поэт, Ц. выказал большое умение владеть формой; в его стихах звучат те же но-ты, которые он проводит и в своей философии. Как публицист, Ц. держался строго консерва-тивных взглядов, но был далек от всякой агрессивности. Статьи его по поводу жгучих вопро-сов всегда держались в сфере идей; будучи горячим патриотом, Ц. впадает в ультранациона-лизм"). Цитаты из философских работ Ц.

Кроме философии, Цертелев интересовался психологией, был действительным членом Психологического общества при Московском университете. В 1890-е годы опубликовал ряд статей по вопросам судопроизводства и права, связанных с пересмотром судебных уставов, принятых в период царствования Александра II.

Совершенное знание немецкого языка, обширная философская эрудиция позво-лили Цертелеву осуществить перевод первой части "Фауста" Гете. Переводил он и гётевского "Манфреда". Его переводы из Гете должны быть отнесены к числу наиболее значительных для своего времени попыток поэтической интерп-ретации великого немецкого поэта. С английского он переводил Д. Байрона.

Некоторые лирические стихотворения Цертелева ("Мне снился сон, лучами золотыми...", "Море широкое, даль бесконечная...", "Мы долго шли рядом одною дорогой...", "Туча промчалась и землю дождем напоила...") были по-ложены на музыку известными русскими композиторами М. М. Ипполитовым-Ивановым, А. С. Танеевым, А. А. Балабановым и другими.

С юности и всю жизнь он был близок по духу с поэтом А. К. Толстым и филосо-фом B. C. Соловьёвым, сыном известного историка. С ним Цертелев  был еди-номышленником в области философского идеализма, но серьёзно расходился в общественно-политических воззрениях : в противоположность либерально-оп-позиционным настроениям В. С. Соловьёва, заявлявшего себя резким критиком правительственной бюрократии и официальной церкви, Цертелев держался вполне консервативных взглядов и последовательно проводил их в своей об-щественно-публицистической деятельности, в частности, он выступал за цензу-ру в печати и посвятил этой проблеме отдельную работу.

В некрологе не смерть Цертелева Э. Радлов писал о В. Соловьёве и Цертеле-ве : «Тесная дружба этих двух благороднейших людей началась еще в 5-й Мос-ковской гимназии, где оба обучались... и длилась в течение всей жизни. Оба про-ходили вместе Московский университет, оба одновременно занимались за гра-ницей. Дарование обоих проявилось в философии, в поэзии, в публицистике, в ли-тературной критике. Политические взгляды их сильно расходились. Князь Д. Н. Цертелев держался консервативного направления, между тем как Соловьёв ду-мал, что либеральный монархический режим необходим России, но это разли-чие политических взглядов нисколько не отражалось на их дружбе. В философ-ском отношении обоих мыслителей следует отнести к защитникам идеалисти-ческого направления; но в то время как Соловьёв создал собственную мистичес-кую систему, князь Цертелев примкнул к направлению Шопенгауэра и его ис-толкователя Э. Гартмана. С Гартманом князь Д. Н. Цертелев поддерживал дружеские отношения...».

В. С. Соловьёв несколько раз гостил в его усадьбе, хотя и признавался, что при-родные условия в Липягах скудные.

В 2011 году краеведом С. Д. Олениным найдены факты, свидетельствующие, что посетителем Липягов был и будущий известный поэт Андрей Белый, при-езжавший туда в детстве с матерью к соседям Цертелевых Хохловым. Д. Н. Цертелев запомнился ему "не как философ-поэт, а как забавно рассеянный фотограф".

 

По воспоминаниям жителей, цертелев-ский дом был одноэтажным, к нему при-мыкали сад и парк с аллеями и цветни-ками. Невдалеке располагалась Троицкая церковь, построенная бабушкой Дмит-рия Николаевича Чулковой. Возле дома находилась мастерская со станками и тех-ническими приспособлениями, в которой хозяин занимался техническим творчест-вом.

В начале 1900-х годов вышли в свет пись-ма  B. C. Соловьёва.  В них представлены

Троицкая церковь в Липягах. Фото Е. Седо-вой с Интернет-сообщества "Спасский рай-он", 2009 г.

письма и к Д. Н. Цертелеву (около 20 писем) с 1874 по 1899 год. Содержание пи-сем в большинстве своём философские — оба увлекались идеализмом, мистикой. Оба путешествовали по городам Европы, письма адресованы во Францию, Лон-дон и другие города, в них часто упоминаются Липяги. Так, B. C. Соловьёв в одном из посланий другу в 1876 году сообщал, что он посылал несколько писем в Липяги и обещает, что «в Липяги непременно приеду в конце июля». Через три года в одном из писем философ и поэт опять пишет, что «зимой хочу побывать в Липягах... кланяюсь Липягам и всему "Спасскому и Наровчатскому уезду». По-сылались приветы княгине Екатерине Фёдоровне — жене Цертелева, и матери Варваре Семёновне, последней — особенно часто. В одном из писем Соловьёв написал стихи, посвященные Д. Н. Цертелеву:

Другу молодости

Враг я этих умных,
Громких разговоров
И бесплодно-шумных
Бесконечных споров.
Помнишь ли, бывало, —
Ночи те далеко, —
Тишиной встречала
Нас заря с востока.
Падали намеки,
Жизни глубь вскрывая,
И глядела молча
Тайна роковая.
То, чего в то время
Мы не досказали,
Записала вечность
В темные скрижали.

 

Роща в окрестностях Липягов. Фото А. Моштакова с Интер-нет-сообщества "Спасский район", 2011 г.

B. C. Соловьёв в усадьбе друга перевел стихотворе-ние «Умные звёзды» (из Гейне), под которым стоит дата 11 сентября 1878 года. Он много общался с мест-ным священником К. И. Певницким, в Троицкой церкви приобщился Свя-тых Тайн, очень интересо-вался старообрядцами и се-ктами. С Певницким он ез-дил в Абашево к отцу Да-ниилу Маненину — свя-щеннику единоверческой   церкви, много спорил с ним

по вопросам веры. Интересовался он и крестьянином из села Шуты Козьмой, который называл себя «шутовским богом». Впечатления от их встреч и разгово-ров нашли отражение в статье философа «Очерки из русского самосознания», опубликованной в 1889 году в «Вестнике Европы».

В 1890 году, в возрасте 38 лет, Дмитрий Николаевич женился на Екатерине Фёдоровне Вонлярской (1870-после 1934). В воспоминаниях современников остался следующий курьёз, связанный с его женитьбой : "Шаферами были князь Э. Э. Ухтомский, Ю. Н. Милютин и Соловьев. Последний шутя уверял, что он будет «мальчиком с образом». Князь Д. Н. Цертелев по своей колоссальной рас-сеянности проспал время свадьбы (надо было ехать из Петербурга в Ораниен-баум), забыл кольца, нужные бумаги. Если бы Ю. Н. Милютин и князь Э. Э. Ух-томский не приехали за женихом в гостиницу, он бы, вероятно, совсем не попал на свадьбу. Венчание пришлось отложить на час".

В позапрошлом веке источником материального благополучия большинства лю-дей была такое средство производства как земля. Именно земля, а вернее произ-водимая на ней и продаваемая сельхозпродукция, приносила доходы. И именно поэтому многие дворяне, другие люди, уже добившиеся известности в городах, получив в наследство землю, вынужденные управлять этим средством производ-ства, переселялись в свои сельские поместья. Так же поступил и Д. Н. Цертелев, вскоре после женитьбы переехавший с женой в Липяги. После смерти матери ему досталось имение, в котором было около 500 десятин (га) земли. В Спасском уезде появился необычный человек, образованный, со столичным лоском. Ека-терина Фёдоровна была хорошей хозяйкой, и липяговский дом при ней стал уютнее. Отличная музыкантша, по обычаю того времени она устраивала домаш-ние концерты, на которые приглашались со всего уезда люди их круга. На этих концертах исполнялись также романсы, написанные на стихи самого Дмитрия Николаевича.

В Липягах у супругов Цертелевых родились дочь Наталья и сын Юрий (Геор-гий).

Общество Спасского уезда решило с выгодой для себя использовать нового сво-его члена, европейски образованного, имевшего опыт европейской жизни и сто-личные связи : в 1894 году, после кончины предыдущего предводителя, дворян-ство Спасского уезда выбрало Дмитрия Николаевича своим предводителем. Эти обязанности он исполнял 9 лет, т. е. его избирали 3 срока подряд. Как из-вестный публицист (даже проживая в деревне, он продолжал заниматься публи-цистикой и философией, печатая свои работы в известных изданиях), в 1894 году он был приглашён в состав сенатской комиссией, занимавшейся подготовкой нового закона о печати (комиссия похоронила все либеральные законопроекты, внесенные на её рассмотрение, и лишь революционные события 1905 года сдви-нули обсуждение наболевшего вопроса с мертвой точки).

За свою службу и земскую деятельность Цертелев был пожалован в действи-тельные статские советники, награжден орденами Св. Станислава 2 степени и Св. Анны 2 степени.

 

В имении находилась огромная библиотека. Несомненно, что в ней имелись произведения B. C. Соловьева, А. К. Толстого и других ли-тераторов. Фотография 1917 года частично за-печатлела обстановку дома: портреты на сте-нах, пианино, за котором музицировали Юрий Цертелев с женой.

Дмитрий Николаевич умер в 1911 году в сво-ем имении. В центральной печати были опуб-ликованы некрологи, в которых он назван «од-ним из видных земских деятелей, к мнению ко-торого прислушивались, и его ценили». Вдова осталась жить в имении, дети получали обра-зование в столицах. Юрий воспитывался в мужском училище при лютеранской церкви в Санкт-Петербурге, поступил в университет. В  1914 году  он  добровольцем  ушёл на фронт.

Фото из книги "Спасская летопись"

Писал стихи. Когда фронт обрушился, приезжал в Липяги (тогда-то и был сде-лан снимок). В памяти жителей Липягов он остался как сердечный, добрый мо-лодой человек, учивший кататься на велосипеде детей липяговских крестьян. Их пути с женой, Татьяной Никитичной Уваровой, разошлись. По слухам, он «по-ступил в комиссары» (эти слухи, может быть, и не соответствовали действитель-ности — в Интернете есть сведения о некоем переводчике с немецкого Юрии Дмитриевиче Цертелеве), а жена вместе с дочкой покинула Россию с Добро-вольческой армией, в эмиграции жила в Париже. Сестра Юрия Наталья Дмитриевна была замужем за Д. Э. Ухтомским, сыном камер-юнкера князя Э. Э. Ухтомского, дипломата, поэта, ориенталиста, коллекционера.

В ходе революционных событий 1917 года имение Цертелевых было раз-граблено, постепенно дом в Липягах, как дома и других липяговских помещи-ков, был разрушен, от него не осталось и следа, остатки библиотеки были пере-даны в спасскую библиотеку.

 

Современный дом жителей Липягов, 2011 г.

Вдова Д. Н. Цертелева Екатерина Фёдоровна во время событий 1917 года предприняла тщетные по-пытки спасти имение и, как и все остальные помещики уезда, была вынуждена бе-жать из него. Осела в Мос-кве и, по сведениям совре-менников, какое-то время была вынуждена зарабаты-вать на жизнь гаданием и экстрасенсорными сеанса-ми,  потом служила в Мос-

ковском художественном театре концертмейстером, вышла замуж за профессо-ра технического вуза...

Цитаты из философских работ Д. Н. Цертелева:

"Пока религиозное сознание достаточно сильно в человеке, он в догматах веры может найти для себя решение всех сомнений, возникающих перед ним во внеш-ней жизни; но когда сомнение проникает глубже, когда оно касается самого ис-точника религиозных убеждений — религиозное сознание теряет силу и стано-вится необходимо найти другой критериум нравственности или очистить поле для самого безграничного эгоизма".

"Чувствовать свою жизнь, быть довольным есть ничто иное, как чувствовать се-бя постоянно побуждаемым к переходу из настоящего состояния (которое по-этому должно быть столь же часто повторяющеюся болью) в другое".

"В окружающей нас действительности правда и неправда одинаково реальны и в этом отношении не различаются; чтобы говорить о них, надо иметь другой кри-териум, все равно будет ли этот критериум сознательно выработанное правило, или непосредственное чувство справедливости, независимое от каких бы то ни было теорий".

"Главное значение и основная идея монархии состоит в том, чтобы дать в руки одного
столько власти, богатства, безопасности и совершенной личной неприкос-новенности, чтобы для себя уже ничего не оставалось желать, надеяться или бо-яться; тогда эгоизм, находящийся в монархе, как и во всяком человеке, уничтожа-ется как бы посредством нейтрализации и он становится способным следовать одной справедливости, имея в виду не свое личное, а общее благо; он таким обра-зом становится уже как бы не человеком".

"Воля по существу своему есть принцип эгоистический и если ей приходится вы-бирать между собственным благом и благом другого, она колеблется редко… На-сколько воля составляет начало индивидуальное, субъективное, настолько же ра-зум есть начало объективное и всеобщее".

По материалам спасского краеведа Н.Забродиной, сайта "Библиотека русской философии и культуры ("Дом А.Ф.Лосева")", сайта Википедия, рассказам жителей Липягов, другим источникам.

_____________________________________

* В Институте русской литературы (Пушикнского Дома) РАН хранятся письма к Д. Н. Цертелеву: Е. П. Блаватской, П. П. Гнедича, К. Ф. Головина, И. А. Гончарова, М. Н. Ермоловой, А. Ф. Кони, Н. С. Лескова, Д. С. Мережковского, Я. П. Полонского, Л. А. Ростопчиной, М. Г. Савиной, Е. А. Салиаса де Турнемир, Е. В. Салиаса де Турнемир, Т. Л. Толстой, А. А. Фета, И. И. Ясинского.

** Принимая во внимание общенациональный характер журналов, можно сделать вывод, что за полтора века из всех жителей Спасского уезда и территорий бывшего уезда (включая Зубово-По-лянский район), посвятивших себя журналистике и публицистике, Д.Н.Цертелев добился наиболь-шего успеха.

На первую страницу
Назад на страницу Персоналии

Hosted by uCoz