Река Мокша в окрестностях г. Кадома. Современное фото из сети Интернет.

30-летняя война за окрестности г. кадома

В Зубово-Полянском районе долго сохранялось немало топонимических легенд и иных историй. Сельским местом сбора, своего рода клубом, избой читальней был дом Трифона Тарасовича Тазина, который был любим в с. Промзине. К нему и сходились все промзинские старики поговорить. Рассказывали они друг другу «бывальщины», разные случаи из жизни, религиозные чу-деса (святочные рассказы), а также давнишние мокшанские «баснят». От поколения к поколению так и передавали эти «бас-нят». Много историй слышал здесь Марк Петрович Тазин, когда приходил мальчиком к деду. Много времени с тех пор прошло, поэтому позабылись имена царей, князей, богатырей. Запомнилась одна история, так как приходилось много раз пересказы-вать эту «басню» другим мокшанам. И в других домах с. Промзина приходилось слышать об этом, вот в памяти и осталось — «уложилось главное».*

Несколько сотен лет назад это было, когда мокшане были ещё самостоятельными. Отдельными княжествами жили тогда. И у мокши была своя независимая территория, мокшанские каназыры, оцязыры были, и они воевали с русскими. Это было когда-то очень давно. Про это же рассказывали и другие, слышавшие от стариков: «панцекшнемезь ужес».** Мордва воевала за Ка-дом, за р. Мокшу. Мокшане и эрзяне воевали вместе как один народ. Сражались там войсками, а не только партизанили. Тогда копьями и стрелами, колотушками дрались.

Бои шли за землю по р. Мокше, за ту сторону реки Мокши (раньше там все мокшане жили). Во время этой войны очень тяжё-лые бои были и за сам г. Кадом. Это был какой-то центр мокши и эрзи. Русские крепко держали захваченный Кадом. Там, в Кадоме, был высокий холм — оттуда все видать. Чтобы добраться до русских, надо было лезть в гору. Когда строилась эта кре-пость, то, по преданию, в шапках носили землю для кургана. На холме («кургане», т.е. «мысу» по-мокшански) стояли башни или вышки, и туда никого из мокшан не пускали. Мокшане не смогли взять Кадом, укрепления на «кургане», т. к. город был сильно укреплен. Все настойчивые попытки захватить Кадом (судя по описаниям — это, конечно, был Старый Кадом), не уда-лись. Хотя и воевали очень крепко, бились сильно, чтобы назад взять Кадом, но не смогли отбить этот город и эту землю.

Очень большие потери понесли мокшане и эрзяне, потому что в боях очень крепко бились — не щадили себя, жизни своей. Пос-ле того, как потерпели много поражений в сражениях, пришлось отойти от старых мест. Воевода, полководец (так называли старики) был мокшанин, из мест, где сейчас п. Ковылкино. Сильный и умный, он командовал всем народом. Фамилия у него была не то Марты, не то Маркы. Предводитель мокшан на коне, саблю поднял вверх прямо и приказал: «Кадмос! Кадмос!» — «оставить». Так, по легенде, и сохранилось это слово за городом — Кадом. Остановились здесь русские князья, дальше их не пустили. Но и мокшане отошли от этих мест, слишком уж велики и тяжелы были их потери.

За 25 лет войны русские князья несколько раз обращались к мокшанскому предводителю с предложением: «Скажи, чего тебе надо, чтоб войны не было? Спрашивай, все дадим: казны ли, добра ли — только прекрати войну». Но мокшане, отстаивая свои места, при всяком удобном случае опять нападали на Кадом, из года в год, и не оставляли войну.

Мокшанский полководец, богатырь, на случай отступления стал готовить укрепления уже на р. Вад, (в районе современных сёл Вадовские Селищи и Промзино), где бугор «Венащема». Готовились засады у дер. Заревки, где до сих пор остались рвы, вроде бы от тех времен. Но русские князья остановились и не пошли дальше реки Мокши.

С тех пор граница вроде бы так и установилась. Предводитель (по-старобадиковски-«иникудяр») мордвы сказал: «Ладно, ос-тавьте Кадом им!» А русскому князю ответил: «Нам надо, чтобы мой народ всегда самостоятельным был, чтоб не было над нами «хозяев-бар», чтоб сами работали на себя и чтоб сами зарабатывали себе, а не были зависимы от кого-то, жили не под чьим-либо управлением».

Свое обещание русские цари сдержали — так и не были мокшане и эрзяне под помещиками. И это цари делали всегда — не было над народом «баров».

А границу после последних боев установили по р. Мокше. За Мокшей (где угол реки) и в Кадоме на реке Мокше — мокшане и эрзяне (теньгушевские).*  **

 

* Записано в мае 1964 г. и в июне 1965 г. со слов Тазина Марка Петровича, 49 лет, прозвище «Марка» из д. Тарвас-Молот. Он слышал это от двоюродного деда Тазина Трифона Тарасовича, богатого кузнеца, церковного старосты, знавшегося с начальством, умершего 8 лет назад 70-летним.
** Записано в мае 1964 г. и в июне 1965 г. со слов Кичапина Тимофея Евдокимовича, 68 лет, прозвище «Брняв», из с. Вадовские Селищи.
 

Примечания Б. Смирнова: Имеется и другая информация о том, что эрзяне сел Кажлодка и Дракино ушли из района Кадома с р. Мокши, а были когда-то тоже теньгушевскими эрзями. Вопрос о русско-мордовской договорённости остается открытым. Во всяком случае, бо-лее надежно укрепившись в Кадоме, русская дружина иногда на лодках делала нападения, проплывала вглубь территории вплоть до озера Имерка.

Что касается предания о предводителе-богатыре мокшан, то думается, что оно связано с именем мокшанского-богатыря Мокшанскина. Но, возможно, здесь сходство лишь в концовке. Об этом говорит и то, что есть ещё ряд иных преданий, «объясняющих», почему мокша-не не стали крепостными. Вероятно, это связано с «оборонительными мероприятиями», подготовленными укреплениями мокшан на р. Вад. Здесь были выстроены две мощные крепости — возле с. Каргашина и на реке Парце — Парьхцянь вийгур (записано в марте 1964 г. со слов Ошкина Николая Павловича, 77 лет, из д. Тарвас-Молот).

Некоторые из стариков утверждали: «Слышал, это точно, что Кадом считался прежде мокшанской столицей. Когда их (мокшу) согнали из Кадома, они ушли с реки Мокши, расселились и разрознились (как татары после разгрома монгольского ига), и столицы у мокши уже не было. Стали жить по деревням, в отдельности друг от друга».

1) Ныне от этого предания нет и следов. Опрошенные в с. Промзине не помнят об этом. Как быстро умер фольклор! 2) Вопрос о г. Ка-доме рассматривается давно. Ныне всякие споры разъясняет фольклор ХIIIII вв. А о более древних событиях вытеснения аборигенов «говорит» топонимика). 3) В преданиях сообщается о взаимоотношениях русских, мокши и эрзи как отдельных независимых сторонах, до «договора» включительно. 4) Видимо, на отторгнутой территории осталась часть местного населения, т.к. остались названия сел: Савватьма, Вышуры, Свестур, Чётово. А «раздельной линией» стала и р. Ермишь, ибо за ней сплошное заселение теньгушевской эрзи было.

Б. Смирнов "IV книга этнографических этюдов"
(опубликовано в книге: Б. Ф. Кевбрин, В. И. Рогачёв, А. Д. Шуляев "Мотивы родимой земли", Саранск, 2012 г.)

На первую страницу
Назад на страницу Мордовия в XIV-XVI вв.

Hosted by uCoz