О РЕВОЛЮЦИОНЕРЕ К.И.ПРЕДЕ И О А.С.НОВИКОВЕ-ПРИБОЕ

Лесник М. Мельке. Фото 1906 г.

Люди преклонного возраста сообщали, что в районе поселка Свеженькая, где Студенец, и в других местах были лесопильные заводы князя Гагарина. На них распиливали лес, огромные массивы которого принадлежали ему же. Примерно с 1907 г. на заводе в Свеженькой появился пилостав Карл Иванович Преде (ла-тыш). Он стал иногда приезжать в семью латышей Мелькисов (лесник на быв-шем Матвеевском кардоне, что близко от Вячкинского кардона). К. И. Преде вёл свободный холостяцкий образ жизни. Часто ходил на охоту, ухаживал за 18-19- летней дочерью Катей, заявляя при этом, что он не может жениться раньше 25-27 лет, т. к. не имеет постоянного места жительства, является перелётной пти-цей и всю жизнь должен скрываться, переезжать. К. И. Преде избегал фотогра-фироваться, даже в случае удачной охоты на медведя. Хотя другие охотники стремились сняться в обнимку с «мишкой».

С семьей Фиоктистовых К. И. Преде познакомил М. Я. Мелькис, который прово-зил его через ст. Кустаревку на Вад-разъезде. При первой встрече он назвал эту семью «надёжной». Во время поездок латыша сопровождал парень Афанасий.

К. И. Преде был особенным человеком — учил парней, детей не верить в при-видения и чертей, был атеистом, выступал против церкви. Перед отъездом обе-щался пастушка Васю (Абрамова) взять в Харьков, обучить подпольной работе, заниматься прокламациями, работать. Тогда много листовок на Свеженькой бы-ло, в т. ч. и отпечатанные где-то в других местах. Когда жена Мелькиса, Магда-лина Петровна, спросила его, зачем ему, видному мужчине, так мучиться, посто-янно скрываться, он ответил: «Мама, мама ! Что мы посеем, то вы пожнёте». Так  продолжалось  два  года.  С ним всегда был спрятанный в кобуре маленький

браунинг № 1, убивающий за 30-40 саженей.

Управляющий заводом, поляк Иван Адамович, разделял вольные мысли Карла Ивановича, и они о многом говорили, размыш-ляли. Должно быть, и поджоги лесопильных заводов в 1908 г. как-то были связаны с К. И. Преде. С 1905 г., происходили пожа-ры в разных местах, в том числе и на заводах князей Гагариных. Управляющий донес на пилостава, рассказал, что тот пилил лес наравне с рабочими, агитировал людей против начальства, разъяснял им политическую ситуацию в стране. Выяснилось, что и паспорт у К. И. Преде был поддельным.

После обыска на Студенецком лесозаводе, куда ушёл Карл Иванович, нашли «Ростовское письмо-инструкцию» и другие рево-люционные листовки. К. И. Преде перед этим успел скрыться. Двадцатого мая (по-старому) 1909 г. он пришёл к Фиоктисто-вым и попросил: «Веди меня тайными дорогами на кордоны». Он уже не шутил, как прежде. Уже после его ухода, когда стали разбираться, оказалось, что он с самого 1905 г. скрывался, бежав из Латвии. Там он активно участвовал в революционных событиях, забастовках, воевал на баррикадах, где были и убитые. Выяснилось, что его имя настоящее — Максфрейман (это мало кто знал, и что он прибыл с фальшивыми документами из Ростова-на-Дону по поручению ростовской парторганизации РСДРП для агитации на лесопильных заводах).

После своего бегства он стал скрываться на кордоне в лесу. В глухом лесу, в овраге, в самой чащобе и буреломе, где водились медведи, ему сплели шалаш, дали ружьё. Здесь он прятался три месяца, и всё это время ему носили пищу дети Мелькиса Катя, Яков и Афанасий Фиоктистов. В случае облав староста с. Журавкина предупреждал его, где засады, куда идёт полиция. Преду-преждённый Карл Иванович сразу уходил с кордона в лес, в свой шалаш. Берегли его, как Ленина в Разливе. И вот что примечательно. Какой честный народ в Журавкине! Все жители и охотники хорошо знали, где обитает Карл Иванович, и хоть он и был им чужой, но во всём селе не нашлось ни одного предателя из крестьян. Сельский старшина Игнат Абрамович Гри-горьев и все мужики знали, где скрывается К. И. Преде, но они только предупреждали, откуда, с какой стороны ждать поли-цию. А охотники — те прямо молились на него и очень берегли. Все знали, насколько он хороший человек.

Был случай, когда ночью нагрянула облава в составе 10-12 жандармов из Тамбова, все в белых кителях. А в это время Карл Иванович спал на сеновале, на кордоне. Они-то и застали его врасплох. Но его спасли парни и староста Тюжин Епифаний Антонович, бывшие понятыми. Они назвали его сыном Мелькиса. Полицейские поверили тогда и отпустили революционера. В одних подштанниках он успел убежать. Во дворе была ночь, и он так босой и ушёл. Были случаи, когда его искали в доме кордона, и там Катя, возмущенная, подушкой дралась с полицейскими. Ночами до утра всё ходили полицейские вокруг кордо-на. К. И. Преде в последнее время жил в лесу — всё дожидался фальшивых документов. Ходил весь обросший рыжей бородой, стал не похожим на самого себя.

Уже холодной осенью 1909 г., получив откуда-то фальшивые документы на имя здешних дьякона и дорожного мастера, а так-же справки из Бок-Майданской волости, Карл Иванович Преде ушёл лесом на станцию Земетчино, а оттуда уехал в Сибирь, то ли в Томск, то ли в Омск. Проводником ему был охотник Ефим Филатов.

Позже полицейские узнали от кого-то из лесных стражников, кто скрывал подпольщика и беглого революционера. И самого М. Я. Мелькиса ставили «к стенке», пытались узнать, как было дело. А потом в наказание его переселили на плохой кордон.

Через год прислал молодой К. И. Преде письмо Кате, где передавал всем своим знакомым привет. Это письмо читал писарь Калинин из Крутца. Оказалось, К. И. Преде поймали в Сибири, отвезли в Рижскую крепость. Приезжавшая за его вещами сест-ра К. И. Преде рассказала, что на него полиция не смогла оформить уголовное дело и отдать под суд. Его просто отправили в тюрьму, чтоб не освободить, т. к. полиция знала, «кто он таков» и что за «птица» перед ними.

К. И. Преде* был близким другом и племяннику А. С. Новикова-Прибоя — Егору Сильвестровичу Новикову, который долгое время затем жил в Подмосковье, не то в Коломне, не то в Голутвине.

В годы революции 1917 г. Новиков-Прибой избирался от партии большевиков по Спасскому уезду в Учредительное собрание. Сам ездил по селам и агитировал. Говорун хороший был. Как только в село приедет, так все голоса его. Другие партии, как ни старайся — ничего не получишь.

В 1922 г. в Спасский уезд с Новиковым-Прибоем приезжали на охоту по Ваду на уток, глухарей, тетеревов его друзья Низов, Ширяев, Трегубов, Сивачев. Во время охоты жили на сушилке (в Крутце), на мельнице, всегда — на Вячкинском кордоне у А. А. Фиоктистова. В 1930 г. построили избушку на озере Имерка. Известный писатель, до 1940 г. все бывал на кордоне у А.А. Фиоктистова.

Записано в мае-октябре 1964 г. со слов Фиоктистова А.А., 73 года, Фиоктистова В.А., 69 лет, и Бакулина М.М., 65 лет.

* Примечание Б. Смирнова : под именем К. И. Преде скрывался революционер-подпольщик Макс Фрейман, погибший позже как Нико-лай Павлович Шмидт. В марте 1905 г. было забастовочное движение в Латвии, и он, видимо, был одним из организаторов рабочих. Из-за преследования охранки он отправляется в Ростов, где была сильная организация большевиков. А уже оттуда Карл Иванович в 1907 г. был направлен в Тамбовскую губернию и оказался на территории Спасского уезда.

Б. Смирнов "III книга этнографических этюдов"
(опубликовано в книге: Б. Ф. Кевбрин, В. И. Рогачёв, А. Д. Шуляев "Мотивы родимой земли", Саранск, 2012 г.)

На первую страницу
Назад на страницу Волнения 1905-1913 гг. в Спасском уезде

Hosted by uCoz