О ДРЕВНЕЙ ОБРЯДНОСТИ, ОБЫЧАЯХ И ПРАЗДНИКАХ

В некоторых сёлах долго оставался главным праздник поминания умершего — «Куже(нь) лифтема». Отмечался он один раз в году, в этот день брали с собой алкогольную выпивку, тогда как в другие поминальные дни брали только «позу» — брагу.

Теперь это отмечают в субботу перед Троицей (Кизоняста), а раньше, когда русскую Троицу не отмечали, — в другой день.

По мокшанскому обряду во время погребения с покойным клали в гроб трубку, инструмент и т.д. А на «(К)гуже(нь) лифтема», во время поминовения — «лимдема» его доброго имени на могиле раскладывали: рубаху, штаны, шапку, кушак, обувь. «Вот, мол, всё твоё... на том свете после бани сменяй одежду». Это делалось в субботу перед Троицей — «кда Троицен суббота сай».

Праздник поминовения родителей закладывался ещё в языческие времена, но праздновался и позже вплоть до 1960-х гг. К это-му дню готовят разную закуску, выпивку и собираются на могилу родителей, едут на лошадях. На кладбище раскладывают снедь, после начинают молиться, затем угощаются, берут четверть вина, наливают и подносят сперва сыновьям, дочерям, зятьям, невесткам, вслед за этим угощают соседей. Иногда дело доходит до плясок и песен. Исполнялись погребально-поми-нальные песни (характерные для финно-угорских народов) и причеты «Кода кулофсь тиенчнесь, стане монга тиендян, улель улез(а) циберь кулоть вастоц» (на том свете было б ему хорошее место...).

Праздник этот был особый, проводился без попов, без церковной службы один раз в год. Праздновала не только зубовополян-ская мордва, но и атюрьевская, кишальская и другие мокшане, что свидетельствует о всеобщем характере поминального дня у мордвы. Следует отметить исключительную глубину нравственной памяти народа.

В традиции некоторой части мордвы было при возвращении с поминального праздника или похорон бросать порожние корзи-ны, кошели из-под снеди за церковную ограду. Сюда же несли и бросали стружки, щепки, оставшиеся после изготовления гро-ба.*

Через неделю после Троицы мордва праздновала праздник — «Тундань ильхтема». Народ простой был, все приходили на празд-ник, одевались ряженными по-старинному. Разыгрывали целые сцены. Угостили маленького старичка с трубкой и уже пьяно-го положили в старую осиновую колоду и понесли вдоль улицы Пахмос, с конца к середине села. А народ веселится, кто на гре-бешке играет, кто в заслонки бьёт. На палки платки привязали — вместо знамён. Народ бежит, полна улица, до 1000 человек.

И вышел «Апр» (колдун): «Дайте-ка посмотреть мёртвого», и как дал «покойнику» кнутом — тот вмиг выпрыгнул из гроба и пустился бегом. «Апр» испортил веселье.

«На «Роштува» делали из жердей, палок и соломы — чучело лошади или верблюда. Народу собиралось, как в кино. Самое прос-тое чучело лошади делали на одного человека. Пологом (зиблек) накроют, а голову соломой набьют. И для двоих-троих чело-век делали чучело, но уже большой лошади».**

В летнее время проводили праздник «Шкабасти озондома». По срокам, видимо, он совпадал с молением эрьзян «Нишке-пазу» — 26.06 — в день солнцестояния. Девушки соберут разные полевые цветы, чтоб красиво было, готовят на «Мокшень-шкая» навроде шапки из цветов, сплетут — «панчфонь такья».

Старики рассказывали, что праздник устраивался так. Человек поднимается на дерево, на дуб. До этого украшают: красят и зо-лотят его, поклоняются ему и уважают, как бога. Уши ему прокалывали и вдевали золотые серьги. После этого народу он ка-зался очень красивый, желанный. Поэтому и молились на него. А он в шапке из цветов в летнее время народу дождь дает.

На коленях молились. А уж если встретится одетым богом «Мокшень-шкай» — мужик сразу упадёт перед ним на колени. Тогда было время, когда и ветру, и дождю, и грому молились.

Было время, когда золотили рога барану и поднимали его на дерево, на место бога. Бякнет животное что-нибудь, а люди и скажут: «Смотри: говорит!»***
 

* Записано в 1964-65 гг. со слов Кисткина А. С. 77 лет, из с. Салазгорь, Парамонова М. Г. 73 лет, из с. Старое Бадиково.

** Записано в 1964-65 гг. со слов Сильманова П.И., 77 лет, из с. Салазгарь.

*** Записано осенью 1965 г. со слов Медведева Н.А., 86 лет, из с. Н.-Выселки.

Б. Смирнов "III книга этнографических этюдов"
(опубликовано в книге: Б. Ф. Кевбрин, В. И. Рогачёв, А. Д. Шуляев "Мотивы родимой земли", Саранск, 2012 г.)

На первую страницу
Назад на страницу Сезонные обряды и праздники мордвы

Hosted by uCoz