Мордовское национальное движение в начале-середине XX века

 

Движение мордовского народа за национально-культурное возрождение в XX веке имело ряд существен-ных отличий от прошлых столетий. Прежде всего, это было связано с общим ходом исторического развития России и появлением мордовской интеллигенции. Национальное движение развивалось преимущественно в новых формах, захватывая области просвещения, печати, политики — общественного сознания в целом. К началу века благодаря подвижнической деятельности Н. П. Барсова, А. Ф. Юртова, М. Е. Евсевьева и дру-гих менее известных просветителей образовался, пусть еще очень тонкий, тем не менее социально значи-мый слой интеллигенции — мордовской не только по происхождению, но и по сфере своей деятельности. В десятках крупнейших эрзянских и мокшанских сел появляются свои мордовские учителя, несущие народу идеи национального достоинства и возрождения. Этот во многом латентный процесс принес свои плоды уже в период социально-политического кризиса 1905-1907 гг., когда лучшие представители мордвы активно включились в борьбу за демократизацию страны, за равноправие населяющих её народов. В 1-ю Государст-венную Думу было избрано пять депутатов мордовской национальности, при этом троё из них: А. Ф. Аладьин,

С. В. Аникин

С. В. Аникин, Г. К. Ульянов — возглавили в ней самую радикальную фракцию трудовиков. В те же годы мордвин В. В. Бажа-нов (член партии социалистов-революционеров — эсеров) начинает издавать первую национальную газету «Мужик» — русскую по языку и мордовскую по духу, выпускники Казанской учительской семинарии во главе с Е. В. Скобелевым организуют пер-вое училище для подготовки мордовских преподавателей, З. Ф. Дорофеев публикует первые стихи, С. Д. Эрьзя создает первые скульптуры … Вливаясь в общероссийский процесс демократизации, деятельность мордовских интеллигентов дала мощный толчок развитию национального самосознания …

Подавление Первой русской революции сопровождалось подавлением и мор-довского национального движения, массовыми репрессиями. Были вынуж-дены эмигрировать все лидеры трудовиков, сослан с семьей В. В. Бажанов, закрыто училище Е. В. Скобелева,  расстреляны десятки и брошены  в тюрь-мы сотни мордовских крестьян, поставлены под надзор полиции почти все мордовские учителя. Но национальное движение продолжалось в сфере об-щественного сознания.

Продолжали свою научную и педагогическую деятельность мордовский учё-ный М. Е. Евсевьев и его многочисленные ученики, развернул агитацию по переводу православных обрядов на мордовский язык кандидат богословия Ф. К. Садков, возобновил издание газеты («Саранские вести») вернувшийся из ссылки В. В. Бажанов … В эти годы выходят в свет первые прозаические и поэтические книги зачинателей профессиональной мордовской литерату-ры С. В. Аникина, З. Ф. Дорофеева и др. Мировую известность приобретает творчество С. Д. Эрьзи.

Показателем социальной зрелости мордовской интеллигенции явилось обра-зование в эти годы Мордовского культурно-просветительного общества. Оно

возникло в Казани в мае 1917 г. с целью «объединения интеллигентных и народных сил мордвы для подготовки мордовского народа к жизни при новом государственном строе, для содействия укреплению в России нового государственного порядка и для поднятия культурного состояния мордвы». На первом его собрании был принят Устав, избран Совет Общества. Председателем был избран М. Е. Евсевьев.

МКПО имело все права юридического лица и пользовалось правом бесплатной пересылки корреспонденции по почте. Зоной его деятельности явились «все местности населенные мордвой».

19 августа 1917 г. Общество опубликовало составленное М. Е. Евсевьевым и Ф. Ф. Советкиным «Воззвание к мордовскому на-роду», содержащее программу его просвещения и возрождения. Предусматривалось создание местных организаций, пропаганда мордовской истории и культуры, издание газет и журналов на мордовском языке, перевод на него системы школьного образо-вания, церковного богослужения и т. д.

З. Ф. Дорофеев

В политической сфере деятельность МКПО практически ограничилась выдвижением делегатов на соби-раемый Временным правительством Всероссийский съезд духовенства и мирян. Более значительными были успехи в просветительстве, которым его члены занимались и до и после официального функциони-рования своей организации. Под руководством М. Е. Евсевьева, например, уже в советское время были организованы курсы по повышению квалификации мордовских учителей в Москве, Казани, Н. Новгоро-де, Самаре, Саранске. Непосредственное участие принимали бывшие члены МКПО в развертывании систе-мы педагогических техникумов и их работе. Так, Е. Б. Буртаев, В. Н. Колюжнов, М. М. Кузьмин и др. с 1920 по 1940 г. подготовили в организованном ими же Мало-Толкайском техникуме более 1 000 учителей для мордовских школ всей страны. Большое участие принимали члены и сотрудники Общества также в написании школьных учебников, издании национальных газет и т. д.

В отечественной научно-популярной литературе национально-освободительные идеи, питавшие революцию 1917 г., обычно не афишируются и явно перекрываются идеями социально-политическими. А между тем именно они явились сильнейшим ката-лизатором того общественного кризиса и обеспечили большевикам сначала захват власти, а затем ее удержание в ходе Граж-данской войны. Не учитывая их, мы никогда не поймем причин, побуждающих сражаться на стороне большевиков националь-ные соединения, те же латышские бригады, кубанские казачьи дивизии и практически созданные в Мордовии дивизии Первой революционной армии Восточного фронта. Именно ленинская национальная политика, внедрение принципов национального равноправия в административную практику в совокупности с социально-политическими реформами привлекли на сторону большевиков основные массы всех народов страны, в т. ч. мордовского.

Для мордовского, почти полностью крестьянского народа революция 1917 г. и гражданская война явились высшими формами национального движения, в которых он, повышая собственный социальный статус, одновременно утверждал свое достоинст-во, право на развитие национальной культуры и государственности. Именно этим, прежде всего, можно объяснить высокие боевые качества сформированных в Мордовском крае соединений и героизм, проявленный в Гражданской войне мордвинами — командирами и комиссарами : В. И. Чапаевым, И. С. Кутяковым, Ф. К. Потаповым, Д. Н. Видяйкиным, И. Д. Чугуриным и др.

Общественно-политическая ситуация, сложившаяся после окончания вой-ны, была весьма благоприятной для развития наци-ональной культуры и национального государственного строительства. Широкие массы мордовского народа приобщились к гра-мотности, на базе родного языка развертывалась система школьного обучения, начиналось профессиональное освоение основ-ных сфер духовной жизни : литературы, театра, изобразительного и музыкального искусства. В Москве, Новосибирске, Пензе, Саратове, Симбирске и других городах началось издание мордовских газет на эрзянском и мокшанском языках, несущих народу национальные идеи. Это было не что иное, как национальное движение в общественном сознании, сопровождавшееся повы-шением культурного уровня народа вообще и его национального самосознания в частности.

 

Партийные и общегосударственные установки определяли тогда политику не только в области культуры, но и межнацио-нальных отношениях, что в целом создавало благоприятные возможности для создания национальной государственности. Уже к 1923 г. в России при партийных органах различного уровня действовали 3 областных, 7 губернских и 15 уездных мордовских секций, охвативших не только Мордовский край, но и ряд регионов Сибири, Заволжья, Приуралья. Их работу регулировало Центральное бюро мордовских секций при ЦК РКП(б). Таким образом, с одной стороны, в общественное сознание была внедре-на идея мордовской государственности, а с другой — создан механизм ее реализации. В мордовской историографии деятели, боровшиеся за создание мордовской автономии в составе России, традиционно называются «автономистами». Огромные труд-ности встретились на их пути : разбросанность народа по огромной территории, его сравнительно невысокий уровень культур-ного и социально-политического развития, национальный нигилизм у многих мордовских интеллигентов, противодействие шовинистически настроенных чиновников. Но «автономисты» преодолели их. Они, как правило, члены коммунистической партии, под руководством Т. В. Васильева, Г. И. Миронова, С. С. Шишканова и других проводили работу, носившую полуле-гальный, а в ряде случаев даже «антипартийный характер», чтобы воссоздать мордовскую государственность. Впоследствии многие из них были репрессированы.

Делегаты 1-й Всероссийской Мордовской языковой и методической конференции, Москва, 2-7 августа 1928 г.  В центре, с цепочкой от часов, М. Е. Евсевьев, слева от него — Д. В. Бубрих, российский и советский лингвист, один из создателей отечественного финноугроведения. За спиной М. Е. Евсевьева и Д. В. Бубриха — писатель Я. П.  Григошин. Во втором ряду крайний слева с портфелем  — Г. Т. Трифонов, преподаватель мордовского языка, литературы, музыки, композитор, руководитель хоровых кружков. Фото из архива И. С. Сибиряка (Поздяева), предоставлено Н. И. Сибиряком, г. Самара.

Представителям партийных и государственных органов в эти годы большую помощь оказали общественные организации, сре-ди которых на первом месте было общество «Сыргозема» («Пробуждение»), созданное в Москве в 1923 году. Главную роль в его создании сыграли сотрудники мордовской газеты «Якстере теште» и члены землячества мордовских студентов, в частно-сти студенты Тимирязевской академии и педагогических курсов при Наркомпросе СССР. Основная задача общества состояла в вовлечении представителей мордовской диаспоры Москвы в активную общественную жизнь, изучение национальной лите-ратуры, искусства и т. д. Местом проведения различных мероприятий с 1926 г. служил Мордовский клуб в Марьиной роще. Здесь работали драматическое, хоровое и др. отделения; проводились встречи с видными деятелями культуры (А. В. Луна-чарский, В. Э. Мейерхольд, Ф. М. Чесноков, С. Д. Эрьзя и др.). Общество «Сыргозема» и его детище Мордовский клуб работали практически до начала 1940-х гг. и внесли большой вклад в развитие национальной культуры и национального самосознания не только среди московской диаспоры, но и по всей стране. Несомненно, деятельность «автономистов» смело можно назвать одной из форм национального движения, причем весьма действенной.

Делегаты 3-й Мордовской языковой (грамматической) конференции, Саранск, 1935 г. Во втором ряду в центре (с залысинами) — И. С. Сибиряк (Поздяев).
Фото из архива И. С. Сибиряка (Поздяева), предоставлено Н. И. Сибиряком, г. Самара.

Создание в 1928 году мордовской государственности, хотя во многом формальной и ограниченной, значительно улучшило усло-вия для возрождения и развития национальной культуры, системы национального школьного образования, жизни в целом. В 1931 г. в автономии было открыто первое высшее учебное заведение — Мордовский агропедвуз, ставший позднее Мордовским педагогическим институтом. В 1932 г. организована Мордовская высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа. В августе 1932 г. были объединены Мордовское областное и Мордовское государственное издательства, которое уже в 1933 г. выпустило 145 наименований книг на мокшанском и эрзянском языках, а в 1934 г. — вдвое больше. В 1932 г. была создана Мордовская национальная труппа, а саранский городской театр переименован в Мордовский национальный. Таким образом были достигнуты серьезные успехи в профессиональном освоении основных сфер духовной жизни. Однако коллективизация и репрессии второй половины 1930-х гг. нанесли сокрушительный удар по лучшей части мордовского народа и национально-кон-структивным функциям его автономии.

Преподаватели с своими студентами, Саранск, 1930-е гг.  Фото из архива И. С. Сибиряка (Поздяева), предоставлено Н. И. Сибиряком, г. Самара.

Краткие периоды мордовских «оттепелей» не меняли основного фона общей деградации : уменьшения численности народа, су-жения сферы обращения его языка, падения политического статуса республики и ее авторитета среди других административ-ных образований России. В результате с 1930 г. абсолютная численность населения Мордовии сократилась на 400 000 чел., а с учетом естественного прироста — в 3 раза. При этом доля мордвы в нем упала с 40 до 34%.

Очень тяжелыми были и последствия Второй мировой войны. Из-за мобилизации, вербовок, реэвакуации и т.д. численность населения республики сократилась до 886 000 чел.

В послевоенные годы национальное движение развивалось, главным образом, в сфере общественного сознания. В этот период К. Г. Абрамов, М. Н. Антонова, Г. Г. Вдовин, И. М. Девин, Д. И. Еремеев, В. Д. Илюхин, С. И. Колганов, Н. Ф. Костюшов, А. Н. Куликова, Е. А. Ноздрин, М. Т. Петров, Г. И. Сураев-Королев, В. К. Радаев, И. М. Яушев и др. смогли создать выдающиеся про-изведения национальной культуры. Но искусство и литература не решают всех вопросов общественной жизни. Политика асси-миляции принесла свои плоды. Доля мордвы в населении республики к 1980-м гг. сократилась до 31%.

По материалам В. Абрамова

На первую страницу
На страницу Мордовское национальное движение в конце XX века

Hosted by uCoz