РОЖДЕНИЕ БОГОВ

Семьдесят семь лет был Паз на небе,
Не спускался на любимый Мастор.
Без него на нем жил Эрзя с Авой.
Семьдесят семь лет спустя Инешки
Вновь решил сойти с небес на Мастор,
Чтобы посмотреть на человека,
На людей в семидесяти селах.
Люди в тех семидесяти селах
О приходе Паза услыхали
И пришли к нему на сход великий.
Молча вкруг него расположились,
Встали близко тесными рядами,
Трижды ему дружно поклонились,
Головы свои ниц опустили,
В ожиданье слов его притихли.
По душе пришлось все это Пазу,
И возрадовалось его сердце.
И открыл он людям свою душу,
Сокровенные поведал мысли :
— Слушайте, что я скажу вам, люди,
Каждое мое ловите слово.
Сердцу моему вы всех милее,
Потому я первыми родил вас.
Все желанья ваши я исполню.
Что хотите, у меня просите. —
Ох, Инешкипаз, отец-кормилец !
Ох, Инешкайпаз, Создатель мира !
И без наших слов ты разумеешь,
И, не спрашивая, понимаешь,
Что всего сильней народ наш любит.
Полбяную кашу очень любим,
Молоко нам кислое по вкусу.
Поедим мы кашу полбяную,
Молока мы кислого напьемся —
Животы голодные насытим,
Грустные сердца развеселятся.
А еще мы от тебя желаем
На луга и пашни — Нороваву,
На родимый Мастор — Мастораву,
В небеса высокие — Вармаву,
В бесконечные леса — Виряву,
В каждое селение — Веляву,
В каждый дом с живой душой — Кудаву,
В каждый двор широкий — Кардаз-Сярко.
Всех Создатель выслушал-послушал
И, послушав, каждого услышал.
Выросла на Мастере береза,
Белая красивая береза.
На три стороны пустила корни,
На три стороны раскрыла крону.
Мастор застелили ее корни,
Небо заслонили ее ветви.
И никто березу ту не видит.
Листьев ее шелеста не слышит.
Только Иненармунь увидала,
Шелест ее листьев услыхала.
Вкруг березы кружит божья птица,
Прыгает по тонким ее веткам,
Над ее листочками порхает,
Вдоль ствола ее вверх-вниз летает.
Свить гнездо решила божья птица,
Дом себе надумала построить.
И свила гнездо она на кроне,
Дом себе построила на ветках.
В том гнезде семь дней она сидела
И снесла яиц семь разноцветных.
И еще сидела три недели —
Вывела птенцов семь из яиц тех.
Вылупилась первой Норовава,
А потом — Велява, Масторава,
Вармава, Кудава, Кардаз-Сярко
И Вирява — все родные сестры.
Отпустила всех их Иненармунь,
На три стороны пойти велела.
Масторава спрыгнула на Мастор,
Зашагала в поле Норовава,
Полетела на небо Вармава,
В темный лес отправилась Вирява,
Заспешила Велява в деревню,
А за ней во двор свой — Кардаз-Сярко.
Норовава на поле на пашне
Дом воздвигла, у межи широкой.
Как весною люди выйдут сеять,
В теплый день бросать на пашню семя,
Вспомнят они имя Норовавы,
На колени встанут перед нею.
Норовава их мольбу услышит
И даст летом урожай богатый.
Вармава по небу полетела,
Понеслась вослед ветрам и бурям,
Чтобы с воем над землей носиться,
Чтоб кружить над Масторавой вихрем.
Там, где почитают ее имя,
Дует она тихо и бесшумно
И приносит пользу человеку.
Если где ее не почитают,
На то место посылает бурю
И творит она там зло большое:
Размолотит на корню посевы,
Унесет с их скирд с собою сено.
В темный лес Вирява заявилась,
Среди леса дом себе воздвигла,
Стала жить одна в лесу огромном,
Ходит-бродит по нему хозяйкой.
Если вдруг она подаст свой голос,
Загудит весь лес от ее крика.
Если кто по ягоды придет в лес
И поклонится Виряве в пояс,
Назовет со страхом ее имя,
Щедро наградит того Вирява.
Ягоды тому она покажет,
Многому того она научит.
В лес войдет тот с голыми руками,
Выйдет из него с тяжелой ношей...
Семьдесят и семь богов имеем,
Семьдесят и семь у нас кормильцев.
Каждый бог сидит на своем месте,
Каждый бог свое имеет дело,
Каждый бог закон свой охраняет
И творит особый свой обычай.

Мордовский фольклор

На первую страницу

Hosted by uCoz