Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

Древне-
мордовcкая
легенда
о сотворении
мира

Прапредки
мордовcкого
народа

I-IV века :
появление
древнемордовских
племён

Мордовия
в IV-IX веках :
времена Тюшти

Мордовия
в XI-XII веках :
лавирование между
войной и миром

Мордовия
в XII-XIII веках :
инязор Пургас воюет
за Нижний Новгород и
сопротивляется

монголам

Мордовия
в XI
I-XIII веках :
инязор Пуреш воюет

с русскими и половцами
и покоряется монголам

Мордовия
в XI
V векe :
инязор Алабуга
воюет с Русью

Мордовия
в XI
V-XVI веках :
вхождение в состав
России

Мордовия
в XVI веке :
мордва участвует
в завоевании

Казанского
ханства

Мордовия
в
XVII веке :
князь Баюш
громит степняков

Мордовия
в XVII веке :
мордовские воины
помогают Минину и
Пожарскому

Мордовия
в XVI-XVII веках :
пограничная служба мордвы в "диком поле"

Крещение
мордвы

Краткая
история
зубовополянской
земли

 

 

МОРДОВИЯ В XI-XII ВЕКАХ :
ЛАВИРОВАНИЕ МЕЖДУ ВОЙНОЙ И МИРОМ

Нижегородский кремль. Реконструкция.

Захват земель и иму-щества других и жизнь за счёт зави-симых крестьян — основной источник богатства в феодаль-ную эпоху. Такие за-хваты осуществля-лись за счёт сосе-дей, как руссих, так и нерусских. Поэтому мордовский край, граничивший сразу с тремя мощными кня-жествами (Муромс-ким, ВладимироСуздальским и Ря-занским)  и   Волжс-

кой Булгарией, оказался в трудном положении, и сосуществование с ними озна-чало лавирование между интересами их князей в стремлении сохранить свои собственные.

Что же касается половцев, для которых грабеж оседлых народов являлся состав-ной частью образа жизни, то с ними, более или менее постоянные, мирные от-ношения были просто невозможны. Об этом свидетельствуют песни того време-ни, сохранившиеся в народной памяти.

У эрзянского парня
                          семь полей земли,
У молодца семь полей лугов.
Отправился молодец
                          по полям ходить,
По полям ходить, по лугам бродить,
Полевые грани
                          эрзянский парень мерить,
Межевые столбы молодец ставить.
Не посматривал молодец вперед,
Не поглядывал молодой парень назад.
Когда посмотрел молодец вперёд,
Когда взглянул
                           эрзянский парень назад —
Перед ним, молодцем, ногайский полк,
Позади него, молодого парня,
                           губанский* полк.
Эти ногайцы молодого парня поймали,
Эти губаны молодца захватили,
Старому ногайцу молодца отдали.

 * Губаны - изменённое от 'кубанцы', казаки разного
 происхождения на службе крымского хана и турков

По количеству и качеству вооружения мордовское войско не уступало никому из своих соседей. Основная масса мордовских воинов этого времени была во-оружена рогатинами (тип тяжелого копья с ромбическим в сечении наконеч-ником), боевыми топорами, кинжалами, большими трехслойными луками с поч-ти метровыми стрелами. В бою также использовались метательные копья — дро-тики и сулицы (тяжелые дротики для пробивания панцирей и кольчуг). Для за-щиты применялись панцири из толстой бычьей кожи с нашитыми металличес-кими пластинами, кожаные шлемы. Воины побогаче имели стальные шлемы, а также мечи и кольчуги. Причем, качество металла, шедшего на изготовление ору-жия, было выше, чем, например, у соседних славян. Кроме всеобщего ополчения имелись постоянные дружины князей, состоящие из профессиональных воинов. Хорошее вооружение, физические данные бойцов и отработанная веками тактика ведения лесного боя, делали мордовское войско опасным противником для лю-бого врага.

Ослабляли край лишь внутренние распри. Процессы политического дробления, характерные для Киевской Руси и Волжско-Камской Булгарии, видимо, затро-нули и древнюю Мордовию. Во всяком случае документы этого периода говорят уже о ряде мордовских княжеств, из которых наиболее сильными были два, во-шедшие в историю по именам князей (инязоров) Пургаса и Пуреша. С этого же времени, в документах, наряду с общим названием мордва и эрзя (ариса) появ-ляется термин мокша. Документы и предания донесли до нас и названия горо-дов мордовского края, выполнявших функции торговых центров и княжеских резиденций. Среди них : Обран ош (рус.— Абрамов городок, арабск.— Арбан) в нагорной части современного Нижнего Новгорода, Ратор ош (Алатырь), Эрза или Арса, Арта (возможно, Арзамас), Мокша (арабск. Мухша, на месте совре-менного городка Наровчат Пензенской области) и другие.

Наличие городов, причем наиболее крупных, с названиями Эрза и Мокша, поз-воляет предположить, что эти термины носили в то время не столько этничес-кий, сколько территориально-административный характер. То есть возникали эти города как племенные и торговые центры, однако к XII веку после длитель-ного процесса консолидации и развития мордовских племен стали представ-лять собой экономические и политические центры единой народности, как, на-пример, Новгород, Владимир, Рязань и другие города у русских. Тогда этимоло-гически термины эрзяне и мокшане будут соответствовать новгородцам, влади-мировцам, рязанцам и т. п.

Не случайно же русские летописи всегда говорили о мордве, как о едином наро-де. Не случайна также взаимосвязь названия группы мордовского населения, реки, в бассейне которой эта группа жила, и города, ставшего её экономическим и торговым центром.

Между мордовскими князьями шла постоянная борьба за верховную власть, что ослабляло их силы перед лицом внешней опасности. Реальная угроза нападения существовала на всех границах, однако основным сохранившимся историческим источником о тех временах являются русские летописи. Поэтому более или ме-нее точную картину можно нарисовать лишь о взаимоотношениях мордовских и русских княжеств. Так как летописи велись православными монахами под конт-ролем православных князей, деяния последних, естественно, изображались, так сказать в благоприятном, а их противников — мордовских князей — в небла-гоприятном свете. Однако даже эти источники дают возможность судить о масш-табах той борьбы.

Одно из первых столкновений, отмеченных в русских источниках, произошло в марте 1103 года. Муромский князь Ярослав Святославич, один из претенден-тов на Киевский великокняжеский престол, совершил поход в мордовскую землю. Его войско было разбито. Летопись кратко сообщает об этом: «...Того же лета бися Ярослав с мордвою месяца марта в 4 день и побежен бысть Ярос-лав...»

Через сто лет такая же участь постигла рязанское войско. В 1209 году под горо-дом Кадомом был разгромлен рязанский тысяцкий, сам павший в битве. Эти успехи, достигнутые в сражениях с сильными княжескими дружинами, говорили не только о хороших боевых качествах мордовских воинов, но и о том, что по своей организации, людским и экономическим .ресурсам мордовские княже-ства не уступали Муромско-Рязанской земле. Крепость Кадом, поставленная на мордовской территории, стала последним рубежом продвижения русских князей с запада.

Более серьезным было положение на северо-западе. Образовавшееся в между-речье Оки и Волги Владимиро-Суздальское (сначала Суздальско-Ростовское) княжество уже при Юрии Долгоруком, (умер в 1157 году) считалось сильней-шим на Руси. Его сын Андрей Боголюбский (1111—1174) завоевал левобережье Волги до границ Булгарского царства. При нем была сделана попытка присо-единить к княжеству мордовские земли на правобережье Оки и Волги. В 1172 году он направил своего сына Мстислава и воеводу Бориса Жидиславича с войском на устье Оки.

К походу присоединились муромский и рязанский кня-зья. «И взяша град и шесть сел». Мордовское войско потерпело поражение. Од-нако укрепиться в этом важ-ном стратегическом пункте Мстиславу не удалось. Вскоре новое войско и  при-соединившаяся  к  нему бол-

гарская конница окружили княжескую дружину и сам Мстислав чудом не погиб в бою. Это всё, что сообщают нам летописи.

Значительно больше сведений можно почерпнуть из народной памяти. По пре-даниям, собранным известным писателем, исследователем мордовской истории П. И. Мельниковым (Андреем Печерским), события разворачивались следую-щим образом : во времена стародавние, где теперь стоит Нижний Новгород, жил знатный сильный мордвин по имени Сокол. Он был друг и товарищ другому, такому же знатному мордвину — Соловью-разбойнику. Женился Сокол на во-семнадцати женах, и родили они ему семьдесят сыновей. Тут же в ущелье обитал чародей Дятел — приятель Сокола и Соловья. И спросил Сокол Дятла о судь-бе сыновей своих. Тот ответил : «Если потомки твои будут жить мирно и дружно, никто их не победит, а поссорятся меж собой — будут покорены рус-скими». Умер Дятел в глубокой старости, и похоронили его в устье Оки-реки, и прозвалось то место Дятловы горы. Пришло время умирать Соколу. Призвал он сыновей своих, дал им связку из семидесяти веток и попросил сломать. Долго они пытались это сделать, но не смогли. Тогда Сокол велел развязать веревку и ломать по одной-две. Захрустели ветки, и в несколько мгновений все было кон-чено. Так он завещал потомкам мир и согласие. Похоронили его на горе повыше Дятловых гор и назвали ту гору Соколом. Сыновья и внуки помнили завет, но потомки их забыли и стали враждовать друг с другом. И свершилось пророчество Дятла.

Много ли, мало ли воды утекло, поселился в крепости на устье Оки Обран (по-русски — Абрам, по-булгарски — Ибрагим) с четырнадцатью сыновьями и тре-мя дочерями. И было в крепости 17 больших домов, двое ворот и 500 воинов. Подошли к крепости 14 000 русских ратников и говорят: «Уйди ты от устья Оки и давай князю нашему дань». «Я не князь мордовский, а только выборный голо-ва, — отвечал Обран, — меня мордва не послушает, а вот соберу весь мордов-ский народ да поговорю с ним, только дайте мне сроку четыре года».

«Не дам тебе сроку четыре года, — молвил русский мурза, — а даю сроку че-тыре дня». И стал Обран собирать мордву. Через потайные северные ворота пробрались в крепость пять тысяч воинов. В ночь перед окончанием срока выш-ли они из южных ворот и напали на русскую рать. Но нашелся среди них преда-тель, который предупредил Мстислава, и внезапное нападение не удалось. По-бедили русские, завладели городом и сожгли его. Сам Обран пал в битве. По-строили русские выше по Оке свою крепость и оставили в ней тысячу воинов. Вскоре подошли к крепости еще шесть тысяч мордовских ратников. И одолела мордва и взяла крепость. Бой был у деревни Щербинки. Мстислав и его кон-ные дружинники спаслись, ускакали через Березополье в Боголюбов и Влади-мир.

На основании этих исторических доку-ментов и предании известный советский историк М. Н. Покровский приходит к такому выводу : «Мордва конца XII века представляет собой федерацию несколь-ких племен с центром на месте будущего Нижнего. Что это был центр федера-ции, доказывается тем, что все племена защищали город, а насколько федерация была сильна, показывает тот факт, что соединенные силы трёх русских кня-жеств  —  Суздалья, Рязани и Мурома

хотя и смогли захватить город, но не смогли в нём удержаться». Соглашаясь с оценкой военной силы северо-мордовских земель и оставляя в стороне вопрос об общей мордовской столице именно на месте Нижнего Новгорода, следует уточнить, что федерация не была простым союзом племён, заключённым на вре-мя военной опасности. Это была территория с единым политическим и торго-вым центром, достаточно сильной централизованной властью. Русские летописи говорят о «Пургасовой волости», как о владениях конкретного князя Пургаса.

Смена Пуреша его сыном в командовании южно-мордовским войском свиде-тельствует о наследственной власти в этих волостях, да и сам термин инязор (буквально — великий хозяин, великий господин), бывший у мордвы всегда си-нонимом царя, мало подходит для выборного лица. Разумеется, власть мордовс-ких инязоров над подданными не шла ни в какое сравнение с властью русских Рюриковичей, для которых их крестьяне были личной собственностью, и было бы весьма заманчиво подчеркнуть демократические традиции мордовского на-рода. Однако пока для этого нет достаточных оснований, поэтому термин «кня-жество» более подходит для политических объединений мордвы того времени, чем федерация.

При княжении брата Андрея Боголюбского Всеволода Большое Гнездо (1154-1212) Владимиро-Суздальское княжество достигло наивысшего расцвета. Ему подчинялись Киев, Чернигов, Новгород, Рязань, Муром, не считая менее зна-чительных городов. Походы на восток против булгар и мордвы стали регуляр-ными.

Наконец, в 1221 году на месте сожжённой мордовской крепости великий князь Юрий Всеволодович (1188-1238) заложил город и назвал его Новгородом Ни-жним. Княжеские набеги стали уступать место планомерной колонизации мор-довского края.

Казалось, участь маленького разобщенного народа предрешена. Однако надвига-ющаяся опасность сплотила большинство мордовских князей. Они нашли союз-ника в булгарском хане, который также испытывал княжеские удары и боролся против усиления Владимиро-Суздальской Руси. Во главе объединенных сил се-верной Мордовии встал талантливый полководец и государственный деятель инязор Пургас. В южно-мордовских землях власть захватил Пуреш, ставший союзником Владимиро-Суздальского князя. Далее ...

 По материалам В. Абрамова,
Рисунки А. Коровина

 

На первую страницу

История этнонима "мордва"   Религиозные представления древней мордвы   Мифология мордвы   Традиционные обряды   Праздники-моляны   Община   Мордовская семья   Матримониальные обычаи мордвы   Мордовские языки   Мордовские имена   Мордовские названия населённых пунктов   Мордовский национальный костюм   Танцевальная культура мордвы   Мордовская кухня   Мордовская народная медицина   Мордва глазами иностранцев в VI-XVIII веках   Российские этнографы о мордве в XVIII-XIX веках   Были о мокшанских богатырях   Мордовский фольклор

Hosted by uCoz