Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

ВАЖНЫЕ РАБОТНИКИ — ЛЕСОРУБЫ И ПЛОТНИКИ

Виндреевские плотники

В северо-западной части Мордовии, в Торбеевском районе, в окружении лесов находится село Виндрей. История этого села богата событиями. В середине XVIII века здесь были построены железоделательные, заводы, весьма крупные по тем временам. Бывали здесь и пугачевцы. Но особенно прославили Виндрей ле-сорубы и плотники. И это не случайно — рубкой леса, сидкой дегтя, смолы, сди-ранием лыка и бересты здесь занимались более 100 дворов, плотничеством — свыше 30. Занятия эти для виндреевских крестьян являлись не подсобным про-мыслом, а главным делом.

Крестьяне заготавливали древесину, распиливали ее на бревна, хлысты, накат-ники, слеги, дрова, бревна распиливали на доски, ставили срубы. Условия труда лесорубов были тяжелыми. Работали они главным образом артелями, в осенне-зимний период — после уборки и обмолота хлебов и до весенних полевых работ.

Толстые деревья спиливали с пенька, разделывали их на кряжи или бревна, а часть отделяли на дрова и хворост. Особенно тяжел был труд лесорубов на валке и раскряжевке вековых дубов. Привязав к ручкам двуручной пилы веревки, они становились по 2-3 человека с каждой стороны и, поочередно дергая за концы веревки, медленно перепиливали ствол.

Рабочим приходилось поднимать значительные тяжести, переносить дожди, ме-тели, холода. Не меньшего труда требовала и транспортировка лесопиломатериа-лов. Для вывозки крупномерных кряжей впрягали по 3-4 лошади цугом.

Основными инструментами лесорубов являлись топор, поперечная пила, желез-ный клин и колотушка.

В большом количестве виндреевцы заготавливали дрова для железоделательного завода. В первой четверти XIX века их рубили в 15 верстах от завода в казенных дачах, приписанных к нему. Заготовкой дров занимались более 70 человек в те-чение 3 месяцев (с середины апреля до середины июля). С 1 августа они дели-лись на две артели, одна из которых занималась «ставкою» куч, а другая — жже-нием угля. Плотничья артель состояла из 4-6 человек. Отправляясь на лесоразра-ботки, каждый брал с собой подушку, подстилку, ватолу, пшено, картофель, пече-ный хлеб. Для переезда строго по очереди пользовались лошадью то одного, то другого работника. Иногда хозяин, купивший делянку, вез в лес всех членов арте-ли на своей лошади.

Летом вставали на рассвете, завтракали же только в 8 часов утра и после неболь-шого перерыва снова работали до обеденного перерыва, который устраивался в полдень на два часа. Зимой работали без перерыва всю светлую часть дня.

За изготовление одного сруба артель получала 10-12 рублей. Заработок чаще все-го делился поровну между ее членами, исключая учеников. С доли заработка, приходившейся ученику, небольшая часть отчислялась в пользу членов артели.

Если же в состав артели входили мастера разной квалификации, они получали неодинаковую заработную плату. Мастером «первой руки» считался плотник, умевший выполнять не только плотничьи, но и столярные работы (отделывать окна и двери, настилать полы и потолки). Остальные члены артели занимались работой в соответствии со своей квалификацией.

Многие виндреевцы нанимались строить мосты, дома и хозяйственные сооруже-ния как в селах и деревнях своей округи, так и в отдаленных губерниях. Труд спе-циалистов использовался в крестьянском строительстве по-разному. В одних случаях плотники возводили весь дом, причем они же заготавливали лес на по-стройку, в других — мастера выполняли только наиболее ответственные плот-ничьи и столярные работы.

Самым необходимым орудием плотников был топор, напоминающий секиру — плотничий топор Древней Руси. Пилой повсеместно стали пользоваться только с середины ХIХ века. До этого времени топором производили валку деревьев, очистку их от сучьев и коры, топором же при помощи клиньев раскалывали бревна на доски и выполняли целый ряд других работ. Для выдалбливания вы-емок в бревнах применяли тесло. Разновидностью топора можно считать драч, которым бревна расщепляли на драницы.

В плотничьем деле широкое применение нашли разные типы долота — для очистки пазов и долбления отверстий в дереве. Стволы деревьев после обработ-ки топором очищали от коры стругом или долгим скобелем. Одним из видов ско-беля был горбатый (короткий), применявшийся для очистки углов, выдолблен-ных теслом. Традиционно отверстия в бревнах делали сверлами, а позднее — преимущественно коловоротами.

В набор инструментов плотника входили молоток, отвертки, подпилки, циркуль, линейки и отвес. Линии пазов и угла плотники отмечали «чертой» — стальной вилкой с загнутыми концами, а большие желоба вынимали гольтелем.

С конца XIX века для обстругивания бревен и досок стали применять рубанок (одинарный и двойной), фуганок, шершебку, а для отборки филенок дверей — фигурею.

Постройка дома и хозяйственных помещений начиналась с заготовки строитель-ных материалов. Лучшим временем для этого считались осень и зима. Куплен-ный на корню лес в основном рубили и перевозили «помочью», в которой участ-вовали родственники и соседи строящегося.

Привезенные из леса бревна укладывали обычно в костры на особых подклади-нах. Так они лежали за деревней или на улице до весны. Весной с бревен сни-мали кору и выравнивали их поверхность. Затем, после соответствующей отдел-ки, бревна собирали в 2-3 сруба, обычно недалеко от места, предназначенного для постройки дома. Лишь иногда срубы рубили прямо в лесу.

Каждый небольшой сруб ставили из 47 венцов, после сборки сруб дома в целом насчитывал 15-18 венцов, размеры которых, определяемые длиной бревен, коле-бались от 5,5 до 8 м. Наиболее характерными способами рубки были «в угол» и «в лапу». Но вне зависимости от этого обычно в каждом бревне с одной стороны вынимался продольный паз. Тем самым достигалось прочное прилегание венцов сруба друг к другу, что было необходимо для сохранения тепла в доме.

Для просушки дерева срубы оставляли неразобранными до осени или до весны следующего года, когда вся постройка ставилась уже на предназначенное для нее место.

Труд пильщиков был тяжелый, сродни труду шахтера или сталевара. До появле-ния механизированной разделки бревен на доски и тес на пилорамах и циркуляр-ных пилах эту работу выполняли на двуручных продольных пилах, достигающих двухметровой длины. Пильщики часто работали прямо в лесу, проживая в это время в землянках, а в теплое время года — в шалашах.

Вплоть до начала 60-х годов XX века привычным элементом деревенского пей-зажа являлись козлы для продольной распиловки бревен, стоящие около сельских новостроек. Козлы были деревянные, достигавшие в высоту 2,5 м. Бревно зака-тывали на козлы, затем с помощью шпагата и кусочка древесного угля делали разметку в зависимости от того, что нужно было получить: доски, тес или брус. Один пильщик стоял на земле, второй, более опытный, следящий за точностью хода распила, находился на козлах.

Еще лет 25 назад в поездах, автобусах, просто в кузовах грузовиков часто можно было видеть пильщиков с тщательно обернутыми тряпками полотнами пил. Це-лыми бригадами виндреевские мастера уезжали в Москву, Рязань и другие го-рода.

Плотники владели и разнообразными техническими приемами кровельного дела. В конце XIX века практиковалась кровля желобами и долгой дранью. Для покры-тия желобами бревна раскалывали пополам, забивая клинья в торец. Половинки бревен обтесывали топором, а на сторонах раскола делали углубления — жело-ба, от которых собственно и произошло это название. При покрытии желобами первый ряд плах накладывали на слеги углублениями вверх, плахи второго ряда, наоборот, углублениями вниз таким образом, чтобы они закрывали щели нижне-го ряда, и т. д.

Своими нижними концами желоба упирались в застрещину, укрепленную на «самцах». На верху крыши концы желобов одного ската выступали над концами другого. Делалось это для того, чтобы крышу не заливало водой. Желоба пригне-тали жердями, положенными вдоль крыши. Престижной среди виндреевцев счи-талась кровля дранью (щепкой, щепой). Драли щепку как в специально устроен-ном для этого помещении, так и вблизи возводимого дома.

Щеподралка. Рисунок из Интернета.

«Щеподралка» представляла собой устройство, по своему действию сходное с перевернутым рубанком, только большого размера. Нож-резец имел ширину не менее 20 см. Рубанок оканчивался деревянным хвостовиком длиной чуть больше 1 м, закрепленным на шарнире. На этом приспособлении работали 2-3 человека следующим образом: один приводил в ритмичное движение щеподральный ин-струмент, а другой ловил вылетающую из-под ножа щепу-дощечку — настолько тонкую, что просвечивали слои дерева. Отстругивалась она от закрепленной осиновой или сосновой заготовки — бруска толщиной 15-25 мм и длиной 30-35 см. Для этой работы не требовалось большого умения — важнее были наладка инструмента, его правильная заточка. Строгать щепу, в общем-то, мог. любой че-ловек после недолгой тренировки. Выхватывающий щепу должен был еще и ус-певать быстро пересчитывать дощечки. Щепа собиралась в пачки штук по 30. Не-редко виндреевские плотники брали нехитрый «щеподральный» станок с собой и на месте готовили кровельный материал. Дальше брались за работу кровельщики, артистично раскладывая щепные пачки, как колоду карт, в определенном поряд-ке. Они «одевали» верх дома ряд за рядом, подбивая и скрепляя ряды мелкими «струшечными» гвоздями. Готовая крыша, словно золотистая чешуя, сверкала на солнце.

Если щеподрание превращалось в са-мостоятельный промысел, то гото-вую и упакованную щепу-стружку от-правляли в специальные обозощеп-ные магазины, ею торговали и на яр-марках. Кроме того, виндреевцы раз-возили щепу по безлесным селениям, обменивая ее на зерно, овощи и фрук-ты. Виндреевские плотники всегда стремились к высокому профессио-нальному уровню. Это выражалось и в отделке жилья, в частности, лице-вой его части — наличников, фрон-тона и других деталей.

Для работ виндреевцев была харак-терна наиболее сложная техника резь-бы — глухая (долотная), или, как её еще называли, «корабельная резь», распространённая в Нижегородском Заволжье. Высокий художественный уровень барельефной резьбы во мно-гом определялся её непосредствен-ной связью с корабельной.

В числе плотников, строивших суда на Нижегородчине, были и артели из Винд-рея. Позднее они стали работать также по деревням, занимаясь строительством крестьянских изб и используя корабельную резьбу в оформлении домов. Причем у виндреевских плотников в глухой резьбе преобладал растительный орнамент — ветви, листья, гроздья винограда, хмеля.

На ставнях чаще всего помещалось стилизованное изображение вазы со стилизо-ванными же цветами. Нередко в растительный орнамент вплетались фигуры птиц, животных, цифры, обозначающие год постройки, инициалы хозяина дома или мастера.

Глухая резьба по сравнению с ногтевидновыемчатой была более трудоемкой. Мастера-плотники сначала на бумаге делали эскиз, по которому четко рисовали узор, а затем прокалывали его иглой по контуру. Понятно, что возможность укра-сить дом глухой резьбой, довольно дорогой, имел далеко не каждый крестьянин.

С конца XIX века повсеместно стали распространяться пропиловочные украше-ния. Пропильная резьба требовала значительно меньше времени на изготовле-ние. Узоры пропильных украшений были чрезвычайно разнообразными. Основ-ными элементами рисунка являлись треугольники, ромбы, вписанные друг в дру-га, простые и концентрические круги, сердечковый орнамент. Некоторые дома были так богато украшены пропильной резьбой, что казались опутанными дере-вянными кружевами.

Для создания рисунков мастера-резчики часто пользовались готовыми образца-ми — шаблонами. Но иногда узоры придумывались самими исполнителями, ко-торые вкладывали в них большую фантазию и наблюдательность.

Изготавливали виндреевцы и различную бытовую утварь. На сохранившихся кое-где еще прялках, ткацких станах можно увидеть замысловатые узоры, выпол-ненные талантливыми мастерами прошлого.

Мастерство виндреевских плотников воплотилось не только в строительстве изб, но и в сооружении деревянных культовых зданий и в культовой атрибутике, в частности скульптуре. Во многих домах сельчан сохранились мастерски изго-товленные так называемые спасы. Иногда они своим острым взглядом прищу-ренных глаз или своеобразной прической напоминают старосту или просто «на-ибольшого» в этой местности, с которого резчик и «списал» образ.

Дома в самом Виндрее средние по размеру и все, как на подбор, специфического темного цвета. Дело в том, что здесь было принято рубить избы из «недоеной» сосны. Летом из бревен выделялась смола, перемешивалась с пылью и золой (ос-татками от железоделательного производства), придавая строениям специфичес-кий «виндрейский» оттенок.

А.С.Лузгин, текст, подбор фотоиллюстраций

Назад на страницу Лес шуметь не перестанет

Hosted by uCoz