Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

50-летняя прореженная лесозащитная полоса вдоль дороги Зубова Поляна — Ширингуши

"ПЛАН ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ПРИРОДЫ"  В РАЙОНЕ

«В конце 1944 г., в возрасте 17 лет, я был призван в армию из Пензенской об-ласти и служил до 1949 года, когда был комиссован по болезни. Потом учился в лесном техникуме в Ульяновской области и работал в лесхозе в Мелекесе (Ботевград). В 1952 г. закончил этот техникум. По направлению распределился в Мордовию. В Саранске начальник управления лесного хозяйства Талоконни-кова Анна Александровна предложила на выбор работу в Ичалках, Болдово (Рузаевский район) или в Зубово-Полянском районе и разрешила съездить на места и посмотреть. В Болдове станция озеленения в бывшем здании МТС стоя-ла на отшибе, и я отказался. В Зубовой Поляне, как только увидел лес, речку, сразу же решил : «Работаю здесь».

28 июля 1952 г. пришёл на ЛЗС (лесозащитную станцию), которая только что ор-ганизовалась и находилась на территории нынешней «Сельхозтехники». Опыта у меня на было, и директор предложил мне поработать на тракторе. Я согласился. Дали мне трактор АХТЗ. Вместе с заведующим мастерскими Николаем Петро-вичем Черновым быстро его отремонтировал и в середине августа отправился в Каргашино готовить почву пахать её плугом. Там были обширные песчаные поля, на которых ничего кроме бурьяна и сорняков не росло. Нынешние Карга-шинские леса плоды деятельности тогдашней Зубово-Полянской лесоза-щитной станции. В это это время правительством был принят план лесонасаж-дений, получивший название «Сталинского плана преобразования природы». Суть его состояла в том, чтобы предотвратить эрозию почвы, защитив поля леса-ми и лесозащитными полосами от юго-западных ветров. У нас в конторе висела большая карта Советского Союза, на которой были закрашены зелёным цветом обширные территории в РСФСР, на Украине, в Белоруссии и других областях и республиках — места планируемых лесонасаждений.

Старший сержант Василий Слёзкин перед демобилиза-цией из армии, 1949 г.

Нашими задачами были : овраго-балочные лесона-саждения, облесение песков и анкоррозийные лесо-насаждения, как раз и заключавшиеся в насаждении лесозащитных полос. Центральная лесополоса шла от Астрахани и Камышина. Она была шириной метров 50. Наши лесополосы в районе были шириной 25 метров.

С 1953 года мы стали заниматься только лесополо-сами. Задачи насаждения лесов были переданы кол-хозам. Те же лесопосадки в окрестностях Каргаши-но, которые мы тогда проводили, с тех пор, за 50 лет, выросли и превратились в деловой лес. Когда мне там

приходится проезжать, я всегда останавливаюсь и любуюсь этим лесом, вспоми-наю молодость и нашу тогдашнюю работу на благо людей...

Потом меня назначили начальником Ширингушского лесоучастка. В его зону входили и колхозы. В этих местах между Сбродовкой и Тархан Потьмой начинается большой овраг, идущий в Пензенскую область, он называется Отю-ляев овраг. Его протяжённость почти 20 километров. Там я получил «боевое кре-щение» в качестве руководителя мы обсаживали этот овраг, чтобы укрепить его склоны и предотвратить дальнейшую эрозию почвы (вода смывала в овраг плодородную почву при одновременном разрушении склонов оврага, а значит увеличивались его ширина и длина). Мы обсаживали склоны оврага деревьями берёзой, американским клёном и тополем в 3 ряда. Саженцы к нам приво-зили тысячами из Ковылкинского и Рузаевского питомников

Люди к нам шли работать бегом, потому что мы платили деньги. Колхозы в те времена не платили ничего. Председатель местного колхоза был на нас в обиде колхозники бросали там работу и шли к нам. Мы составляли с помощником ведомость и в определённый день, как и положено, выплачивали этим колхозни-кам, работавшим у нас, зарплату. Для них это был день триумфа ! В то время пла-тить деньги !.... Поэтому на нас писали жалобы в райком партии, дескать, вот они у нас берут людей. А мы никого не брали они сами приходили.

М. Матюнин "Лесонасаждение". Конец 1940-х гг.

Мы там получили первые поса-дочные машины СНЧ-1 (сеялки навесные Чашкина), СПЧ (при-цепная). Они были простыми, и для меня, механизатора, было не сложно их изучить. Потом я учил, как на на них работать, девчонок и молодых женщин, которые в ос-новном к нам и приходили. Это были простейшие механизмы, при-цепляемые к трактору, которые по-

зволяли сидевшим на них работницам сажать сразу по 4 саженца в ряд, захваты-вая ширину 2,5 метра. А прицепляли 4 сеялки, т.е. сажали сразу полосу шириной 10 метров. Так как эти сеялки были опытные, то мне пришлось писать на них отзывы и отсылать на завод, откуда как-то даже прислали  благодарность.

Там мы работали целый год, почти полностью выполнив засаждение оврага. Че-рез год после начала работы, когда умер Сталин, многие планы стали пересмат-риваться. Был отменён и «План преобразования природы» новое правитель-ство решило, что слишком много средств отвлекается от сельского хозяйства. И в один прекрасный день лета 1953 года приехал из Зубовой Поляны мой началь-ник и, отозвав меня в сторонку, тихонько приказал мне прекратить всю работу : «Но ты пока девчонкам ничего не говори, не пугай их, день уж доработайте.» Он же приказал остатки саженцев (а у нас был запас в 56 тыс. присыпанных са-женцев) передать председателю колхоза, чтобы он их досадил.

Нужно сказать, что председатели колхозов были рады прекращению работ по ле-сонасаждению. И не только потому что к ним вернулись их сбежавшие к нам ра-ботницы. Дело в том, что законы по защите этих новых лесопосадок и лесопо-лос предусматривали жестокие штрафы для колхозов : если мы составляли акт о том, что коровы или козы потравили часть молодых насаждений (а у нас были почти неграниченные права), то колхоз вынужден был платить чуть ли не боль-ше, чем стоила эта корова или коза. В лесополосах были сделаны  специальные «проходные окна», через которые и должны были проходить стада. У нас уже были на эту тему неприятные разговоры с руководителями колхозов.

Поэтому председатель колхоза, узнав о прекращении работ, возликовал : «Слава Богу, что вы уезжаете ! А саженцы твои мы посадим». К сожалению, позже вы-яснилось, что саженцы он не посадил, тысячи их, привезённых из Ковылкина за 100 километров и из Рузаевки за 200 километров, погибли в овраге. То же, что мы посадили, растёт, но прореженное, многое погубили.

Позже, когда я стал работать в колхозах представителем райкома партии, то го-ворил на эту тему в райкоме, и мы возобновили эту практику посадок лесозащит-ных полос. Мы стали их сажать сами, без всякого правительственного плана. Бы-ло так : сначала — добровольно-принудительно, а потом по принципу : кто хочет сажайте. Народа в колхозах было много, почему было не выделять на эту ра-боту людей ? В Морд-Пимбуре сажали, в Выселках сажали, в Вад Селищах я сам на память две лесополосы сделал. Они изрежены, но всё равно теперь стоят две полосы настоящего берёзового леса. Саженцы брали из леса. Фактически по-лучилось как бы лесовосстановление».

По воспоминаниям Слёзкина В.И. , 2005 г.
Аудиовоспоминания В. И. Слёзкина записал С. Оленин.

_______________________________________________________________________________

Примечание : Слёзкин Василий Иванович в настоящее время является председателем районного Совета ветеранов. После работы по лесонасаждениям он работал преподавателем в профтехучи-лище на Тракторной, потом инструктором по сельскому хозяйству в райкоме партии, потом пред-седателем колхоза и, наконец, начальником строительной организации. Полная аудиозапись его рассказа о его жизни и работе в районе во второй половине XX века передана в районную биб-лиотеку.

См. также рассказ В. И. Слёзкина о его работе председателем колхоза.

На первую страницу

Назад на страницу Лес шуметь не перестанет

Hosted by uCoz